Пересечение аутизма и гомосексуальности

Источник: Advocate Автор: Луи Мулнар Переводчик: Валерий Качуров

Большую часть жизни мне казалось, что все остальные люди могут выражать себя беззаботно и просто. С детства было ясно, что я не похож на большинство людей. Мне приходилось скрывать свое настоящее поведение, манеры и желания. Позже, когда я узнал, почему я отличаюсь от других, и что это отличие неприемлемо в обществе, у меня появилось желание скрываться и дальше.

Но я выбрал более сложный путь. Я решил жить открыто.

Это звучит знакомо, не так ли? Но я не ссылаюсь на то, что я гей. Да, я гей, но это история о втором похожем отличии — аутизме.

Когда мне было 40 лет, то мой друг детства, который по совпадению является психотерапевтом, предположил, что я могу быть аутичным человеком. Он указал на социальную неловкость, на сенсорную чувствительность к яркому свету, цветам, определенным тканям, запахам и звукам, и на склонность к логике, которая организует мою жизнь до мельчайших деталей.

После того, как я проконсультировался со специалистом, специалист подтвердил, что я аутичный человек. С тех пор началось мое путешествие. Я начал замечать параллели моего опыта, как гомосексуального мужчины и как аутичного человека.

1973 году — в год моего рождения — Американская Психиатрическая Ассоциация проголосовала за удаление гомосексуальности из списка психических заболеваний. Отец современной психотерапии, Зигмунд Фрейд, считал, что гомосексуальность и паранойя неразделимы. То, что он считал «симптомами» гомосексуальности, часто было следствием жизни изгоев в тени: изоляция, низкая самооценка, и саморазрушительное поведение. Подобные вещи сказываются на мышлении. На протяжении многих десятилетий общество винило в возникновении гомосексуальности всё, что угодно — от плохого воспитания до вакцин. Гомосексуалисты подвергались поведенческой конверсионной терапии, шоковой терапии, инъекциям, побоям, удалению от воображаемых катализаторов, и социальному позору. Все это делалось лишь для того, чтобы заставить их перестать быть гомосексуалами.

Все эти вещи в настоящее время происходят и в мире аутизма.

Продолжение на сайте Пересечения.

Мы не можем ответить на все вопросы, но мы можем хотя бы задавать правильные вопросы

(Примечание: Очень адекватный взгляд на школьную травлю)
Источник: The Youth Rights Blog
Автор: Кейтлин Николь О’Нил, 

Когда кто-то публично признается, что разделяет непопулярную или малоизвестную большинству идею, другие люди начинают донимать его вопросами о том, насколько далеко он пойдет в своей философии и какие решения он примет в той или иной неоднозначной гипотетической ситуации. Это раздражает многих сторонников Прав молодежи, потому что никто из нас и не утверждал, что у нас есть ответы на все вопросы. Перефразируя Ричарда Фарсона, невозможно быть по-настоящему замечательным родителем в обществе, кардинальным образом настроенным как против молодежи и адекватного родительства, так и против других подобных отношений. Это дилемма, которую мы должны решить. Поэтому, несмотря на то, что сторонники Прав молодежи могут предложить много конкретных решений, касающихся политики, экономики и права, им иногда бывает трудно иметь дело с вопросами, касающимися межпоколенных взаимоотношений. В пределах теории Прав молодежи все еще существуют спорные вопросы, которые должны обозначить пределы того, что именно стоит считать освобождением молодежи. Подобные вопросы существуют во всех идеологиях и системах убеждений (например, вспомните о противоречии, которое возникает, когда феминистки-сторонницы про-чойс вынуждены обсуждать проблему селективных абортов). Так что подобные противоречия не являются чем-то, что могло бы фундаментально дискредитировать теорию и движение освобождения молодежи. Так что, несмотря на то, что я с уверенностью могу утверждать, что никто из нас пока не имеет ответов на некоторые вопросы, всем нам известно, что за пределами нашего движения практически никто не может даже задать правильных вопросов о молодежи.

Читать далее

Мои потребности не являются «особыми»

Источник: Michelle Sutton Writes
Автор: Мишель Сеттон

Вы слышали разговоры о людях с «особыми потребностями»? Вас достали комментарии о том, что ребенок с «особыми потребностями» является «даром», который делает вас «более сильным и хорошим человеком», и что, несмотря на то, что быть родителем такого ребенка «очень тяжело», это «того стоит»?

А как насчет разговоров о том, что поддержка взрослых с «особыми потребностями» делает людей «героями», и что, оказывая эту поддержку, люди становятся «лучше» и «терпеливее»?

Лично меня эти разговоры достали. Я прямо называю их фуфлом. Потому что это ложь.

Я понимаю, что люди, возможно, хотят быть более вежливыми, говоря об «особых потребностях», а не прямо объявляя об инвалидности. Думаю, они считают, что отказ от слова «инвалид» является признаком интеллигентности и доброго отношения. Опять- таки, это фигня.

Читать далее

Фильмы «Люди Х» и вопросы прав меньшинств

Основные персонажи фильмов «Люди Х» из новой и оригинальной трилогий

Автор: Айман Экфорд
Когда после очередного мероприятия на аутичную тему меня просят посоветовать фильм, который лучше всего отражает опыт дискриминации аутичных людей, обычно я вспоминаю цикл фильмов «Люди Х» и мультфильм «Холодное Сердце», а уж потом думаю о фильмах, посвященных непосредственно аутизму. В фильмах об аутизме аутичные люди обычно объективизируются, ситуации показаны  с позиции неаутичных друзей и родственников аутичных персонажей, а социальным вопросам, влияющим на качество жизни аутичных людей, уделяют слишком мало значения.

В фильмах «Люди Х» (особенно в оригинальной, «старой», трилогии), наоборот, большое значение уделяется вопросам дискриминации и прав меньшинств. Я часто вспоминаю фрагменты из этих фильмов, когда говорю с другими активистами на тему аутизма, инвалидности и ЛГБТИ.

Вот 5 тем, из-за которых мне нравятся фильмы о мутантах.
Внимание! В тексте могут быть спойлеры.

1. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С РОДИТЕЛЯМИ.
Одна из главных причин, по которым старые фильмы про мутантов нравятся мне больше, чем новые, заключается в том, что в старых фильмах большое значение уделяется теме взаимоотношений родителей, принадлежащих к доминирующей группе, и их детей из стигматизированной группы.
В фильме «Люди Х-2» есть сцена, где один из героев-подростков, мутант-Бобби, делает «мутантский» камин-аут перед своими родителями.  Его мать говорит:
— Бобби, мы тебя очень любим, но проблема мутантов….
— Какая проблема? – спрашивает один из одноклассников Бобби.
— Непростая, – с вызовом отвечает мать, после чего спрашивает у сына,  не старался ли он не быть мутантом.
Точно такая же мои родители реагировали на мои аутичные особенности. Они считали, что я могу «постараться» и избавиться от них. И примерно так же прошел мой камин-аут как лесбиянки.

Читать далее

5 причин, по которым взрослым выгодно поддерживать движение за Права Молодежи

Автор: Айман Экфорд
В День Защиты Детей я хочу обратить внимание на проблемы взрослых, потому что все взрослые когда-то были детьми. А это значит, что угнетение, которому они подвергались в детстве, не могло не отразиться на их жизни. К тому же, взрослые тоже вынуждены жить в эйджистской системе, которая накладывает на них определенные (и, зачастую, ненужные) обязательства.

Большинство знакомых мне взрослых ненавидят разговоры об эйджизме. Когда я говорю о Правах Молодежи, взрослые реагируют на это так, словно даже вероятность того, что у детей и подростков может быть больше прав, является для них угрозой. Зачастую это связано с тем, что они боятся потерять контроль над детьми. Они видят в движении за Права Молодежи только угрозу потери контроля над своими близкими, и потерю своих привилегий. Они не думают о том, что им самим было бы выгоднее, если бы у детей и подростков было больше прав.

На самом деле система, в которой внимание уделяется не возрасту, а личностным особенностям конкретных людей, была бы полезна всем. И на то есть много причин. И я решила выделить 5 вещей, которые мне кажутся наиболее важными.

Читать далее

Работы, которые сделали меня тем сторонником Прав Молодежи, которым я являюсь

Автор: Кейтлин Николь О’Нил
Источник: The Youth Rights Blog

До того,  я узнала о существовании движения за Права Молодежи, я хотела прочитать на эту тему какие-нибудь книги. Помню, как в старших классах я напрасно искала на Amazon книги, которые позволили бы мне по-новому взглянуть на вопросы детства и прав молодежи. Тогда я еще не знала, что большая часть лучших книг на эту тему уже не переиздается, и их трудно найти. И я не знала, как найти другие, не книжные, полезные ресурсы о Правах Молодежи.

Вот почему я хочу познакомить своих читателей с работами по теории Прав Молодежи, которые повлияли на меня, позволив мне стать тем философом и писателем, работающим с правами молодежи, которым я являюсь. Надеюсь, что вы поищите эти работы, и они окажут влияние и на вас.

Первая книга, посвященная правам молодежи, которую я читала, была книга Ричарда Фарсона (Richard Farson) Birthrights. Психолог и отец пятерых детей, в 1970 годы Фарсон стал радикалом среди сторонников радикального движения за освобождение детей (как его часто называли). Я перечитывала эту книгу несколько раз. Книга написана простым и понятным языком, что делает ее доступной для людей всех возрастов из самых разных социальных групп. И это самый радикальный и всесторонний призыв к освобождению молодежи, который я видела на бумаге. Когда я впервые прочла Birthrights, книга показалась мне одновременно очень простой и ошеломляющей. При этом я была поражена богатством теории. Фарсон указывал на связь между освобождением молодежи и освобождением женщин, цветных людей, ЛГБТ-людей и людей с инвалидностью.  Сейчас эти идеи актуальны так же, как они были актуальны в 1970-е.  Эту удивительную книгу обязан прочесть каждый сторонник Прав Молодежи.

Читать далее

Двойные стандарты

Автор: Айман Экфорд

Представьте, что вы ведете разговор о семейной жизни с мужчиной, который говорит вам…
— Я вообще не понимаю, как мне общаться со своей женой, если я не могу:
1) Бить ее.
2) Угрожать ей.
3) Контролировать ее круг общения.
4) Свободно распоряжаться ее собственностью.
5) Запрещать ей работать.

Что вы подумаете об этом человеке? Что он – мудак, жуткий сексист и отвратительный муж? Что его жене надо бы держаться от него подальше?
Вероятнее всего, да. И вы будете правы.

Читать далее