Повторение фашизма?

Автор: Айман Экфорд

Прошла еще одна акция, к последствиям которой я не могу привыкнуть. Когда я задумывала эту акцию несколько месяцев назад и уговаривала провести ее своих товарищей из Queer-Peace, я по-разному представляла то, как она будет проходить, но не думала, что она пройдет именно так, как она прошла в реальности.
И я не думала, что на следующий день после акции у меня будет предобморочное состояние из-за случайной книжонки с антисемитскими теориями заговора, которую я возьму в руки в гостях.

I.
9 мая мы провели акцию «Повторение фашизма?», сравнивая проблемы нацистской Германии с проблемами современной России.
Кирилл и Ольга, которые участвовали в акции вместе со мной,  уже написали о том, как все прошло.
У нас были плакаты о людях, которые были казнены нацистским режимом за то, кем они были, во что они верили и как функционировали их тела. Их «преступления» состояли в том, что они были инвалидами, геями, Свидетелями Иеговы и людьми, выражающими свою оппозиционную точку зрения.

И мы говорили о том, что происходит в современной России.

Кирилл Шорохов рассказывал том, что в нацистской Германии Свидетелей Иеговы отправляли в концентрационные лагеря и о запрете Свидетелей Иеговы в Российской Федерации. О том, что в нашем официально светском государстве доминирует одна религия.

Ольга Размахова говорила об убийствах оппозиционеров в нацистской Германии, и о преследовании оппозиционеров в России. А ведь, как известно, с подавления оппозиции начинается диктатура в любом государстве.

Кирилл Федоров говорил о пытках и истреблении гомосексуалов в Германии, и о пытках и истреблении геев в современной российской Чечне.

У меня был плакат об инвалидах. Точнее, об Эльфриде Лозе-Вехтлер, художнице, убитой в рамках нацистской программы Т-4, и о положении инвалидов в современной России.
Программа Т-4 была создана ради «уничтожения тех, кто недостоин жизни».  И когда год назад в Москве мать убила своего аутичного ребенка, пресса и общественность во многом была на ее стороне. Люди писали, что ребенку и матери «так лучше». Что смерть ребенка – это благо и для него, и для матери.
Программа Т-4 сопровождалась речами ненависти против инвалидов, в сочетании с их тайным убийством. Студентов медицинских ВУЗов и врачей обучали делать смертельные инъекции «неполноценным». И я знаю, как одному из моих аутичных знакомых, у которого эпилепсия, и который учился в МГУ, преподаватель говорил, что «крысы с эпилепсией — неполноценные крысы, точно так же, как и люди с эпилепсией – неполноценные люди». А когда этот мой знакомый выступил в ВУЗе с докладом на тему нейроразнообразия, он слушал истории о том, что такие, как он, не должны размножаться.

Известны случаи принудительной стерилизации людей в психоневрологических интернатах. И именно идеи о том, что «недочеловеки» не должны размножаться, активно пропагандировались в нацистской Германии – настолько активно, что в концлагерях проводились эксперименты с целью стерилизации как можно большего количества людей.
Неужели вас не пугает то, что идеи, которые были распространены в профессиональном сообществе в нацистской Германии, и которые привели к смерти тысяч (а, возможно, и миллионов) инвалидов, пропагандируются в государственных российских ВУЗах? Что эти идеи распространены среди специалистов государственных российских учреждений, которые работают с инвалидами?
Читать далее

Не позволяйте преступлениям ненависти против аутистов оставаться безнаказанными

Источник: The Autism Wars   Автор: Керима Чевик   Переводчик: Валерий Качуров

(Примечание администрации сайта: В России подобные преступления по отношению к аутичным детям происходят постоянно, на них просто не обращают внимания)

Сейчас 8:54. Вы знаете, с кем дружит ваш ребенок? Вы обсуждаете с вашим ребенком, что происходит в его отношениях с друзьями? Родители, желая сделать своих детей неотличимыми от сверстников, помещают их в опасные ситуации, подобные тем, о которых я собираюсь здесь рассказать. Один хороший друг лучше, чем 100 ненастоящих. И большое количество «друзей» не сделает вашего ребенка более общительным.

Я верю в сохранение достоинства жертвы преступления, поэтому выложить фото было трудным решением. Я решила разместить фотографию, потому что иногда люди просто не понимают, о чем идет речь, когда кто-то был избит хулиганами. Язык преуменьшает то, что было на самом деле. Это было не просто хулиганство — это жестокое нападение. И я хочу донести это до людей. Меня поражает, что даже те люди, которые видели подобные фото в средствах массовой информации, не понимают, что происходит, если кому-то был нанесен настолько серьезный ущерб группой людей.

Гевин Джозеф, подросток с синдромом Аспергера, был недавно избит.

Это было совершено группой из пяти подростков, которые считались его друзьями.

Читать далее

День виктимблейминга (мое задержание на Первомае)

Автор: Айман Экфорд

Я в момент задержания за радужный зонт. Стараюсь сдержать нервный смех. Черно-белая фото. На фото полицейский ведет меня к машине.

I.
Мы шли по Невскому с моим новым знакомым Риной. Шли в согласованной феминистской колонне, которая была частью согласованной оппозиционной колонны. Рина достал радужный флаг. Я достала маленький флажок, с которым я в прошлом году прошла всю Первомайскую демонстрацию. В этом не было ничего противозаконного, ведь радужная символика не запрещена.
Но когда нас попросили убрать флаги, мы согласились. Мы не хотели неприятностей. Рина повязал свой флаг в качестве юбки. Я заправила свой флажок за воротник кофты.
Просто элементы одежды. Каждый человек имеет право носить все, что угодно. Никто не должен к нам придраться.

***
Никто и не придрался к одежде. Юбка и странный галстук, больше похожий на салфетку, которую в фильмах иногда надевают перед обедом, никому не были интересны. Их заинтересовали наши зонты, которые мы открыли, как только у нас освободились руки. Это были самые обычные яркие зонты – расцветки радужного спектра, в котором есть такие цвета, как черный и бордовый. Это не цвета ЛГБТ-радуги, так что зонты даже не были ЛГБТ — символикой.

Но полицейский приказал их закрыть.
— Почему? – спросила я. –Это же просто зонты. Они не цвета ЛГБТ-радуги.
Он не ответил.

— Они не могут арестовать нас за зонты, – сказала я Рине – это же просто зонты. Мы имеем право на то, чтобы ходить с любыми зонтами!

***
Все произошло так быстро, что я не успела до конца осознать, что происходит. Нас  окружили полицейские, и обвинили нас в том, что мы не закрыли эти дурацкие зонтики!
Вот вокруг нас уже собралась целая толпа. Вспышки фотоаппаратов. Все что-то кричат, голоса сливаются воедино.
Стараюсь найти в толпе хоть кого-то знакомого. Вижу рюкзак своего друга, потом его лицо – хоть он и стоит лицом ко мне, я не сразу смогла его узнать. Что-то ему говорю, уже не помню, что.
Полицейский выхватывает мой зонт.
Я готова идти с ними, но меня тащат спиной вперед. Прошу отпустить меня. Говорю, что пойду, куда они скажут.
Они развернули меня, и, когда я прошла несколько шагов, толкнули в машину.
Читать далее

Права аутистов – это права человека

Источник: Ollibean
Автор: Эми Секвензия

Права аутистов – это права человека. Это факт, известный всем аутичным активистам. Это высказывание печатают на футболках, которые мы носим, и нам приходится постоянно напоминать об этом миру, который регулярно и системно нарушает наши права.

Мы должны бороться за право быть услышанными, за право участвовать в разговорах, касающихся наших жизней. Юные аутисты вынуждены бороться за свое право ходить в обычную соседскую школу вместе со своими друзьями, и учится по той же программе, что и неаутичные ученики.

Вот почему мы говорим, что борьба за права аутистов является движением за гражданские права нашего времени. Я считаю, что это не только аутичная борьба, эта борьба, которая касается всех инвалидов.

ЭТО БОРЬБА ЗА ТО, ЧТОБЫ СЧИТАТЬСЯ ГРАЖДАНИНОМ.

Мы постоянно боремся за то, чтобы нас считали гражданами. Чтобы из-за того, что мы воспринимаем и делаем некоторые вещи иначе, нас не считали менее полноценными гражданами.

Я слышала цитату активиста за гражданские права и поэтессы Майи Энджелоу:

«Нас линчевали, и мучили, и топили, и осаждали, и презирали, и унижали, и выставляли на смех, и старались выставить нас дураками, и, несмотря на все это, мы все еще здесь. Здесь. Сегодня мы здесь».

Читать далее

То, что произошло с Чальзом Кинси – это не только расизм, но и эйблизм

 screen_shot_2016-07-27_at_5.00.42_pm.png
Чернокожий человек лежит на земле, подняв руки. Еще один темнокожий человек сидит рядом. Скрин видео с YouTube.

Источник: Sojo
Переводчик: Алена Лонерз

Люди с черной и коричневой кожей – особенно если они квир, трансгендерные, инвалиды или глухие– ежедневно подвергаются насилию со стороны политики государства.  В частности, некоторые чернокожие пострадали после недавно выпущенных видео о том, как полиция расстреливает чернокожих задержнных, которые не пытались даже сопротивляться и нанести вред полицейским.

На прошлой неделе появилось видео, на котором запечатлено насилие со стороны полицейских. На нем двое небелых мужчин: Чарльз Кинси, черный мужчина, ведущий когнитивно-поведенческую терапию в интернате для взрослых инвалидов, лежит на земле, подняв руки вверх, и Арнальдо Риос-Сото, коричневый аутист и постоялец этого интерната, которого можно принять за афро-латиноамериканца, латиноамериканца или, возможно, за коренного американца, сидит на земле, скрестив ноги, и играет с машинкой. Кому-то эта картина показалось потенциально опасной, и побудила этого человека позвонить в полицию.

На этом видео (Внимание: видео содержит сцены насилия) офицер полиции приближается к Кинси и стреляет ему в ногу. Позже Кинси заявил в своих показаниях, что спросил офицера: «Почему вы выстрелили в меня?». Он ответил: «Не знаю». Кинси оставался лежать на земле в наручниках, истекая кровью, еще 20 минут, пока ему не оказали медицинскую помощь. После этого полицейские повалили на земле и Риос-Сото, арестовали и держали его в полицейской машине 4 часа.

Впоследствии офицер полиции утверждал, что целился в Риос-Сото, чтобы защитить Кинси, будто бы стрелять в коричневого аутиста с машинкой в руках лучше, чем стрелять в лежащего на земле чернокожего человека.
Читать далее

Об эйджизме и о том, как с ним бороться

Группа подростков.

Это  — наш последний список об обновлениях сайта Антиэйджзм. С завтрашнего дня наш сайт будет работать «в обычном режиме», а это значит, что мы просто будем публиковать на нем любую новую информацию об эйджизме и Правах Молодежи, которую мы сможем найти, перевести или написать.

В этом списке вы найдете статьи на самые разные темы.

I. О ТОМ, КАК УЗНАТЬ БОЛЬШЕ О ПРАВАХ МОЛОДЕЖИ.
1. Кейтлин Николь О’Нил: Работы, которые сделали меня тем сторонником Прав Молодежи, которым я являюсь

II. О РОДИТЕЛЬСКИХ СТЕРЕОТИПАХ.
1. Мама трансгедреного ребенка учится любить
(о том, как важно признание компетентности ребенка)
2. Джеймс. Ст. Джеймс: 7 вредных и довольно распространенных среди родителей способов проявления эдалтизма
3. Данила Гуляев: Культура детского унижения

Читать далее

7 вредных и довольно распространенных среди родителей способов проявления эдалтизма

Источник: Everyday Feminism
Автор: Джеймс. Ст. Джеймс

 

istock_000005126169_medium-300x201
Отец разговаривает с дочерью. Источник: iStock

Моя статья о праве детей отказываться от объятий, (в которой я подробно описал, почему нельзя принуждать детей обнимать тех, кого они обнимать не хотят), вызвала бурный спор среди читателей. Некоторые из них были готовы объявить меня чуть ли не воплощением зла. Другие принялись за меня заступаться.

Хотя некоторым людям статья очень понравилась – обычно они писали что-то вроде: «Да! Именно это мне приходилось терпеть в детстве», было и множество неодобрительных отзывов. Например: «Вы не имеете права давать советы родителям, пока сами не заведете детей» и «я лучше знаю, как лучше для моего ребенка».

Если честно, мне не стоило ставить телегу перед лошадью и писать статью о правах детей и родительстве, не объяснив до этого необходимость подобных статей.

Подобные негативные отзывы меня не удивили именно потому, что они были следствием проблемы, из-за которой я, прежде всего, и писал ту статью. Из-за того, что Америка погрязла в эдалтизме.

И прекрасным примером эдалтизма являются те негативные отзывы на мою статью.

Родители лучше знают, что лучше для детей? Чтобы понять, что это не так, достаточно обратить внимание на опыт множества ЛГБТКИА+ детей, которые пытаются быть открытыми. После камин-аута родители сразу заявляют нам, что мы не можем быть бисексуальными. Или квир. Или мальчиками. Или небинарными людьми.

При рождении они навешивают на нас ярлыки, и ожидают, что мы будем им соответствовать. А что, если они ошиблись с ярлычками? Но это же просто невозможно, просто потому что родители знают нас лучше, чем мы знаем себя!

Просто не может быть, чтобы родители были – о, ужас! – совершенно другими людьми, чем их дети.

И как я могу говорить о родительстве, если я не родитель? Ладно, думаю, стоит кое-что пояснить. Я писал статью не о родительстве.

Я писал статью о базовых правах человека, которые есть у детей, и которые мы так грубо игнорируем.
Почему когда мы говорим о правах детей, разговор быстро уходит от них и сосредотачивается на их родителях?

Из-за эдалтизма.

Читать далее