10 фактов об учительстве, которые я не хотел бы знать

(Примечание: Бывший учитель рассказывает о проблемах школьной системы, о существовании которых он жалеет)

Источник: Against the Wind
Вдохновленный списком «10 вещей, которые я предпочел бы никогда не знать», я решил составить аналогичный список, касающийся учительства. Я немного изменил этот список и название, и вот что вышло.

10 вещей, которые я предпочел бы никогда не знать об учительстве:

1. Я предпочел бы никогда не знать, что в классе всегда должно быть тихо.

2. Я предпочел бы никогда не знать, что о знаниях и достижениях ученика судят по результатам их контрольных работ.

3. Я предпочел бы никогда не знать, что вознаграждения и наказания со стороны учителя зачастую используются для того, чтобы контролировать учеников.

Продолжить чтение «10 фактов об учительстве, которые я не хотел бы знать»

Письмо аутичного студента о предоставлении аккомодации

Источник: Jim Sinclair’s Web Site
Автор: Джим Синклер
Перевод: Валерий Качуров

Это мое аккомодационное письмо, которое сейчас находится в моем деле в университете.
Некоторые из этих пунктов могут быть полезны для разработки аккомодаций для других аутичных людей. Но важно помнить, что каждый аутичный человек уникален, и то, что помогает мне, может не подходить для кого-то ещё.

17 мая 1995 по 17 мая 1999
Для предъявления по месту требования
От советника студенческих служб
Re: Джим Синклер

По просьбе вышеназванного студента, мы подтверждаем, что у него присутствует инвалидность, которая может потребовать специальных условий в соответствии с разделом 504 Закона о реабилитации от 1973 г. и с Законом об американцах с инвалидностью от 1990 г.

Джим Синклер имеет несколько неврологических инвалидностей, наиболее очевидной из которых является аутизм. Аутизм является распространенным состоянием, которое может повлиять на развитие любых функций или на все функции сразу, включая ощущения, восприятия, движения, организацию и интеграцию навыков, и особенно на социальное восприятие и взаимодействие.

КОММУНИКАЦИЯ/ОБЩЕНИЕ
У Джима часто есть трудности с интерпретацией значений слов или фраз, особенно если один термин используется по-разному в различных контекстах. Ему трудно обобщать информацию между контекстами. Ему сложно обрабатывать входящую информацию, которая противоречит или не связана с его предыдущим опытом, или с другими контекстами. Ему часто необходимы дополнительные разъяснения, точная и специфическая информация. А так же ему может понадобиться изучить значение контекста для конкретной интерпретации термина, который имеет несколько возможных интерпретаций. Эти просьбы о разъяснении основаны не на желании создать окружающим дополнительные сложности, они лишь являются следствием естественного способа коммуникации аутичных людей.

Коммуникационные, моторные и визуальные барьеры накладываются друг на друга в сложных условиях, например при деятельности в группе. Это приводит к поведению, которое может показаться странным и быть непонятым окружающим, например он может принимать участие в работе группы, находясь на расстоянии от группы.
Чтобы Джим лучшим образом функционировал в учебной среде, его нужно назначить в группу, а не предлагать ему подобрать членов группы самостоятельно. Причина этого заключается в трудностях восприятия при распознании людей и в умении отличать их один от другого.
Продолжить чтение «Письмо аутичного студента о предоставлении аккомодации»

Айман Экфорд: «27 советов для учителей, которые помогут им запутать своих учеников»

Внимание! Данный пост является юмористическим.
Идея данного поста появилась благодаря этому посту от Demand Euphoria. Переведя этот пост на русский язык, я решила дать учителям еще несколько советов, которые помогут им запутать своих учеников.

 

I) ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ-ПРЕДМЕТНИКОВ.
1) Если вы учитель истории, рассказывайте детям об отмене рабского труда. После этого заставляйте их бесплатно убирать в классе, принудительно участвовать в субботниках и дежурить в коридорах.

2) Говорите о том, что школа учит детей мыслить самостоятельно, и выносить критические суждения. После этого запрещайте детям вас критиковать. И, если ваша специфика работы дает вам такую возможность, не забудьте запретить им выносить собственные суждения, касающиеся поступков литературных героев, логичности сюжетов художественных произведений, и давать собственную оценку историческим событиям.

3) Если вы учитель правоведения, расскажите детям о неприкосновенности частной жизни и частной собственности. Приведите ссылки на соответствующие законодательные постановления, и статьи в Конституции.
После этого прочтите перед всем классом личные записи или переписку одного из ваших учеников.
И не забудьте отбирать у детей мобильные телефоны, книги, игрушки, карты и другие личные вещи.
Пусть увидят закон в действии.

Продолжить чтение «Айман Экфорд: «27 советов для учителей, которые помогут им запутать своих учеников»»

Ник Уолкер: «7 главных принципов курса на аутичную тематику»

Источник: NEUROCOSMOPOLITANISM
Переводчик: Sinn Fein

 

1. К ЧЕРТУ «БАЛАНС».
Хороший курс об аутизме (да и вообще это касается любого письменного источника, имеющего отношение к аутизму, сферы образования или статей в журналах об аутизме в любом формате) – это не попытка достичь некого «баланса» между парадигмой нейроразнообразия и парадигмой патологии. Парадигма патологии – всего лишь результат культурного эйблизма и предрассудков.

Парадигма патологии образовалась по причине культурного эйблизма и предрассудков. Работы, основанные на данной парадигме, имеют столько же научной ценности, сколько работы, содержащие расизм, мизогинию и гомофобию. Парадигма патологии совершенно неверна. То, что почти все современные научные работы основываются на ней, не делает ее правильной. Было время, когда почти все научные работы, касающиеся расы, были расистскими, и это совершенно не значит, что подобное верно и с этим нужно считаться.

Задача хорошего преподавателя – давать студентам верную информацию, а не пичкать предрассудками и предубеждениями. Соблюдение «баланса» между верным и неверным – это неправильный подход; «баланс» между верной информацией и невежественными предрассудками – не гарант качества. Поэтому к черту такой «баланс». Представьте, если бы вы вели курс Афро-Американской культуры, стали бы вы настаивать, что половина списка литературы для занятий должна состоять из раситских по содержанию книг, написанных белыми угнетателями, только ради достижения пресловутого баланса? Очень надеюсь, что нет.

Учитывая, что парадигма патологии доминирует как в образовательной среде, так и в обществе в целом, все студенты, изучающие какие-либо курсы, связанные с аутизмом, погрязли в ее допущениях и скорее всего почти все, что им известно об аутизме, базируется на данной парадигме. Студенты приходят с убеждениями, смещенными в сторону парадигмы патологии, с предрассудками насчет аутизма, порожденными данной парадигмой. Вне класса они продолжают двигаться в том же направлении. Поэтому даже если бы нашим приоритетом был бы «баланс», курсы, в которых превалирует парадигма нейроразнообразия – это капля в море.

Продолжить чтение «Ник Уолкер: «7 главных принципов курса на аутичную тематику»»

Моделирование AAC: Кусок торта и ложка брокколи

Источник: Speak For Yourself AAC

Если вы хорошо знакомы с применением дополнительной и альтернативной коммуникации (AAC), вы, вероятно, слышали о моделировании, также называемом «языковой ввод с поддержкой» и «языковая стимуляция с поддержкой». При моем ежедневном общении у меня создается ощущение, что целеустремленные учителя, родители и тераписты часто придерживаются ошибочного мнения, что они недостаточно делают для своего пользователя AAC, если они «просто моделируют». Если ребенок не включается в работу сразу же, и не начинает использовать устройство самостоятельно, они чувствуют себя так, как если бы метод не работал вовсе.

Стоит вспомнить и то, о чем часто говорят в онлайн-группах поддержки AAC – что с типичными детьми мы разговариваем в течение года, до того, как начинаем ожидать какого-то ответа от них. Мы погружаем новых учеников в язык и говорим с ними, ожидая, что они впитывают его, и в конечном итоге, начнут использовать, как только будут готовы. По большей части эта аналогия работает. Нам нужно дать детям время на то, чтобы язык имел какое-либо воздействие, а потом уже ожидать, что они его используют.

Существует два главных различия при сравнении усвоения языка младенцами с обучением языку детей со сложными коммуникационными потребностями посредством использования AAC. Эти различия важно учитывать при моделировании для пользователей AAC.
Продолжить чтение «Моделирование AAC: Кусок торта и ложка брокколи»

Кассиан Александра Сибли: «Учителя физической подготовки: Я ученик вашей мечты. Я ученик из вашего кошмара»

Источник: We are like your child

Сильно сомневаюсь, что кто-то, кто учил меня всяким штукам, связанным с двигательной активностью, когда-нибудь это прочтет, но такая вероятность существует. Также это может помочь кому-то, кто пытается научить спорту, танцам и любым другим подобным вещам кого-то, кто двигается как я.

Итак, на первый взгляд, я ученик вашей мечты.

Я буду двигаться. Вы покажете мне базовые движения. Или это сделает кто-то другой. Я буду выполнять эти движения одновременно с учителем, и делать все в точности как он. Видите ли, я эхопрактик. У меня есть кто-то, за кем я могу повторять? Я с этим справлюсь. Я могу заставить свое тело точно повторять чужие движения – или настолько точно, насколько это возможно при разном телосложении и разных телесных особенностях.

Возможно, вы решите, что я очень талантлива. Но это не так. Я эхопрактик, и передо мною есть тот, кто умеет выполнять разные движения. И пока этот человек рядом, я могу правильно выполнять эти движения.

Вы можете захотеть пропустить кое-какие этапы. Вы можете забыть, что есть вещи, которые я еще не знаю. Я знаю, как выделывать со своим телом самые разные штуки, благодаря тому, что я много лет занималась танцами, гимнастикой и командным спортом. Поэтому я могу показаться вам способной: где бы я ни находилась, на земле или в воздухе, я, вероятно, смогу что-то показать, потому что я, вероятно, уже делала нечто подобное. Я занималась гимнастикой. Я маршировала, размахивая флагом. Я знаю несколько причудливых танцевальных стилей. Я играла в баскетбол обычным способом, стоя на ногах, и играла, стоя на колесах. Что бы вы мне ни показали, думаю, у меня достаточно хорошая мышечная память и достаточно много навыков, чтобы скопировать ваши движения и движения более продвинутых людей.

А вот почему я ваш страшный сон:

Продолжить чтение «Кассиан Александра Сибли: «Учителя физической подготовки: Я ученик вашей мечты. Я ученик из вашего кошмара»»

Четыре вида школьного эйблизма, которые оставили меня совершенно травмированной

Источник: Everyday feminism
Авторы: Кейли Фаринас и Крей Фаринас

Переводчик: Каролина Куприянова

The image features a child with long, dark hair looking into the camera with a worried expression. Two other children are out of focus in the background, whispering to one another and laughing.
(Девочка с длинными темными волосами и смуглой кожей смотрит в камеру. На ней розовая футболка. У нее недовольное выражение лица. За ее спиной другие дети смотрят на нее и смеются. Источник: iStock) 

Я просыпаюсь из-за кошмаров о школе.

Мне двадцать два. Я закончила университет. Я не живу ни в одном из тех городов, в которых я ходила в школу, поэтому ничто не заставит меня переживать школьное прошлое или столкнуться со старыми учителями.

Однако, травма, которую мне довелось испытать в старших классах, была настолько сильной, что я до сих пор просыпаюсь из-за кошмаров по ночам. Почему же мне до сих пор больно?

У вас бы тоже были ночные кошмары, если бы вы узнали на собственном опыте, каково это быть предметом насмешек, подвергаться всей той жестокости эйблизма, дискриминации, и исключению из школьной системы, что испытала я и многие другие подростки с инвалидностью.

Не только школьная система не была организована таким образом, чтобы защитить меня от неконтролируемых предрассудков учителей и школьной администрации, но и они сами отворачивались, когда я подвергалась ужасающим издевательствам других детей.

И, к сожалению, такое было в порядке вещей. С детского сада и до окончания школы.
Я продолжаю надеяться, что всё меняется, что это просто мне не повезло учиться в жутких школах, и что сейчас дети с инвалидностью находятся в гораздо лучшем положении.

Но, честно говоря, даже хотя я и посещала довольно хорошую школу и несмотря на то, что прошло более десяти лет с тех пор, сейчас я слышу от детей- инвалидов и от их родителей, что на самом деле влияние, оказываемое эйблизмом, не претерпело каких-то сильных изменений.

Дети всё ещё проходят через боль, третирование и угнетение, которые переживала и я много лет назад. Это не просто ужасает меня – это разбивает мне сердце.

Поэтому я говорю сейчас. Я остановлюсь на тех темах из своего опыта, которые отдаются эхом  в голосах других людей с инвалидностью. И я надеюсь, что те, кто работает в школах или кто выступает за права школьников, нас услышат.

Потому что мой школьный опыт — это довольно грустная история, и я бы никогда, никогда бы не хотела увидеть, что подобное повторяется с кем-нибудь ещё. Травмы, которым мы подвергаем учеников с инвалидностью или от которых не смогли их защитить надолго оставляют глубокие шрамы. Эти шрамы учат детей с инвалидностью тому, что они всегда должны ожидать какого-то издевательства от окружающего мира

Ниже следует список абсолютно предотвратимых действий эйблизма, наполненных травмирующими событиями, которые я пережила как ребёнок-инвалид, и которые оставили самые глубокие шрамы из тех, что я ношу до сих пор.

Я действительно хотела бы сказать, что это универсально для всех детей с инвалидностью, но это никоим образом не будет хоть сколько-нибудь правдоподобно. Особенно для детей с пересечением маргинализированных идентичностей и обстоятельств.

Продолжить чтение «Четыре вида школьного эйблизма, которые оставили меня совершенно травмированной»

Джуди Эндоу: «Как я обучала одного аутичного ученика обращаться за помощью»

(Примечание: Джуди Эндоу – аутичная женщина с опытом работы с аутичными детьми, автор книг и статей на тему аутизма)

Источник: Оllibean

На протяжении прошлого школьного года я работала с третьеклассником, у которого был диагностирован аутизм. Я стала с ним работать, когда он вернулся в школу из лечебного центра. Многие поведенческие особенности Джека нарушали школьные правила. Особенно часто он проявлял неподобающее поведение на уроках математики. Его баллы по математике выросли на 82-90% по сравнению с предыдущей четвертью, и из-за этого, на первый взгляд, не казалось, что у него есть с ней какие-то проблемы.

Я заметила, что большая часть неприемлемого поведения Джека обусловлена разочарованием. Джеку нужна была помощь, но он не знал, как попросить об этой помощи. От разочарования он начинал издавать громкие звуки, рвать работы по математике и швырять карандаш. Если я не могла быстро понять, в чем дело, и среагировать на поведение Джека так, как он хотел, его разочарование достигало предела. Он начинал ругаться и кричать. Он начинал меня бить, пинать, кусать, царапать и пытаться потянуть меня за волосы.
Я решила использовать моменты, когда Джек был спокоен, для того, чтобы научить его пользоваться сигнальной карточкой: «мне нужна помощь». Мы тренировались, моделируя ситуации, при которых Джеку могла бы понадобиться помощь, и в которых для того, чтобы мне об этом сообщить, он должен был бы протянуть мне карточку: «мне нужна помощь». Оказалось, что использование этой карточки дает мне дополнительные тридцать секунд на то, чтобы понять, что именно надо Джеку, и помочь ему прежде, чем он окончательно разочаруется и начнет вести себя так, как он обычно ведет себя, когда он разочарован. Продолжить чтение «Джуди Эндоу: «Как я обучала одного аутичного ученика обращаться за помощью»»

Кейтлин Николь О’Нил: «Почему люди, которые, казалось бы, должны лучше понимать проблему, способствуют угнетению молодежи?»

(Примечание Айман Экфорд: Эйблизм по отношению к аутичным детям и подросткам зачастую неотделим от эйджизма. Если бы аутичных детей и подростков признавали полноценными людьми, у них было бы гораздо меньше проблем. Но почему-то многие взрослые упорно отказываются это сделать. В этом посте объяснены наиболее вероятные причины такого отказа)

Источник: The Youth Rights Blog

Если вы сторонник Прав молодежи, то вы, должно быть, заметили, что многие умные и адекватно рассуждающие в других вопросах люди почему-то оказываются явными эйджистами. Иногда это обусловлено тем, что эти люди действительно заботятся о благополучии молодых людей и думают, что детям и подросткам лучше жить так, как они живут сейчас (какими бы спорными ни были подобные взгляды). Но многие из этих людей относятся к детям и подросткам откровенно негативно.

Многие мудрые люди, которых даже с натяжкой нельзя было бы назвать сторонниками радикального освобождения молодежи, говорили о том, что о характере человека или даже о характере общества можно многое сказать, если посмотреть на то, как в этом обществе относятся к детям. Если мы посмотрим на наше отношение к детям, то заметим, что большинство американцев продолжают истязать тех, у кого нет социальной, политической, экономической и юридической силы только потому, что у них есть такая возможность. Это очень хорошо показывает, чего стоят все наши разговоры о свободе, равенстве и справедливости.

Но причина эйджизма по отношению к молодым людям гораздо более сложная. Тут дело не просто во власти и привилегиях коррумпированных взрослых. У взрослых людей, которые отказываются признавать эйджизм, есть на то множество практических и психологических причин. В этом посте я собираюсь рассмотреть эти причины более подробно, для того, чтобы мы могли их распознать, когда сталкиваемся с этим ошибочным образом мышления.
Продолжить чтение «Кейтлин Николь О’Нил: «Почему люди, которые, казалось бы, должны лучше понимать проблему, способствуют угнетению молодежи?»»

Джоэль: «Простите, если я задел ваши чувства»

Источник: Evil Autie
Мне, правда, очень жаль, если я задел ваши чувства.

Возможно, вы родитель, терапист, брат или сестра, или любой другой человек, в жизни которого есть аутичный знакомый или родственник.

Возможно, я сказал что-то, что вам не понравилось. Возможно, я сказал, что специалисты не должны злоупотреблять своими полномочиями и заставлять аутистов вести себя «нормально». Возможно, я сказал, что АВА-терапия нанесла вред многим аутичным людям. Может быть, я выступал против существующей системы борьбы с издевательствами, потому что она основана на том, что надо менять поведение жертвы, а не обидчика. Возможно, я сказал, что аутичные люди тоже могут заниматься сексом и мастурбировать. Может быть, я сказал, что врачи игнорируют наши жалобы. Возможно, я просто не проявил симпатию к убийце аутичного человека и сказал, что мне наплевать, насколько тяжело было этому убийце жить рядом с этим аутичным человеком.

Видите ли, независимо от того, насколько мягко я пытался об этом говорить, насколько мягко я пытался объяснить, что некоторые вещи, которые люди (даже из лучших побуждений) делают для аутистов, причиняют им вред, все это не имеет значения. Эти вещи касались, прежде всего, аутичных, а не неаутичных людей.

Даже хуже (хуже для аутичных людей) — то, против чего я выступал, касалось, прежде всего, наших жизней, а не простых недоразумений, неправильной оценки наших действий или  вопросов, которые могут задеть нашу гордость.
Продолжить чтение «Джоэль: «Простите, если я задел ваши чувства»»