Тирания неотличимости: перфоманс

Источник: Radical Neurodivergence Speaking
Автор: Кассиан Асасумасу

 

Следствием всех разговоров о «детях с аутизмом» является то, что никто не думает о взрослых. Нас отчаянно пытаются сделать «неотличимыми от сверстников» (используя распространенное и довольно интересное определение), и как только мы добиваемся этой цели, считается, что с нами уже «все в порядке». Никого не волнуют взрослые, которые год назад достигли их заветного Грааля и наконец-то стали выглядеть «достаточно нормальными».

Но неотличимость не появляется раз и навсегда. Она является результатом тяжелой непрерывной работы, и с годами эта работа становится все сложнее. Требования растут: академические требования, в том числе те, которые требуют обратной языковой связи и абстрактного мышления. Требования по управлению временем тоже растут. Когда мы взрослеем, на нас ложится больше домашних обязанностей, особенно когда мы переезжаем в свой собственный дом. И ожидается, что мы на себя эти обязанности взвалим. Еще ожидается, что мы найдем работу, будем ее выполнять, при этом справляясь со всеми домашними делами, и что мы будем делать все эти вещи одновременно.
Читать далее

Реклама

Притворство приводит к исчезновению

По материалу: Turtle Is A Verb

Люди говорят о «привилегиях притворства».
Или об этой «высокофункциональности», которая зачастую определяется в зависимости от того, насколько заметна ваша инвалидность.

В этой риторике заложена идея, что притворство является чем-то желательным. Что выглядеть «менее по-инвалидному», более нейротипично, лучше, потому что инвалидность является чем-то негативным.

Но
1) инвалидность сама по себе не является чем-то негативным.
И
2) притворство приводит к исчезновению.
Читать далее

Выгорание у аутичных людей. Руководство от Autism’s Women Network 

Источник: Autism Women’s Network
Переводчик: Валерий Качуров

tu26RSjfVJw

Описание изображения смотрите ниже Читать далее

Действительно ли нейроотличные люди являются меньшинством?

Источник: Michelle Sutton Writes
Автор: Мишель Сеттон

«Нейроотличные люди — это те, функционирование мозга которых отличается от доминирующих в обществе представлений о «норме»» (цитата из текста Ника Уолкера)

Это не значит, что нейроотличия — это что-то редкое. Это только означает, вы не вписываетесь в общественные стандарты «нормы».

Мы знаем, что у меньшинства может быть более громкий голос и больше влияния во многих ситуациях, чем у большинства… поэтому вполне возможно, что нейротипичные люди являются меньшинством, продолжая при этом доминировать в разговорах о том, что же такое «нормальность».
Читать далее

Неизлеченные. Ответ на статью «Дети, которые оставили аутизм позади»

Источник: We Are Like Your Child
Автор: Chavisory
Переводчик: Валерий Качуров

За последние несколько дней я получила много откликов на статью из журнала Times о детях, победивших аутизм. Вот что можно сформулировать в итоге.

Родители, учителя, тераписты и исследователи, не имеющие понятия о том, что такое аутизм, празднуют «восстановление», потому что в своих головах они определяют аутизм как определенный набор постоянных неспособностей, которые надо исправить —

— Этим людям повезло, потому что им самим не приходится притворяться, и на своем опыте они не узнают, насколько притворство (за которое они принимают восстановление) неустойчиво.

— Это не те люди, которые слышат, что они слишком хорошо говорят, чтобы быть аутистами, но которым приходится ограничивать количество речи за день.

— Это не женщины с когнитивными особенностями, которые страдают от сексуальных надругательств в более чем 90% случаев из-за «практического» обучения, которое учит, что надо позволять другим контролировать свои тела.

Читать далее

Лиам: «Ханука, шкаф и ловушка ассимиляции»

Источник: yetanotherlefty
Дата публикации оригинала: 10.12.15

Это пятая ночь Хануки. Мои свечи догорели, и я еще не вставил новое DVD, с помощью которого я снова пытаюсь скрыться от Рождества. Оно теперь повсюду, в якобы мультикультурных странах и, конечно же, в том многонациональном городе, в котором я живу. Иногда я боюсь, что друзья решат, что я ненавижу Рождество… это не так. Но, очевидно, что в этом году мне особенно тяжело выносить все эти «обязательности» и кажущиеся неизбежными празднования. Мне кажется, что я тону в инаковости и инопланетности.

Поэтому я благодарю Господа за Хануку, и очень своевременные указания о том, что делать в условиях открытого и скрытого давления. Давления с целью заставить меня соответствовать и быть тем, кем я не являюсь. Вот это послание: «Крепко держитесь за то, кем вы являетесь, чем вы являетесь, и следуйте дорогой истины. Да, вы другие, и это нормально».

Каждый год я принимаю Хануку как вызов, чтобы снова посвятить свою жизнь правде. Правда моей жизни заключается в том, что я бисексуал, трансгендер, инвалид и иудей, и я настаиваю на том, что я могу все это сочетать, вопреки тому, что множество людей повторяют мне, что это невозможно. Я принимаю проблемы, которые вызваны тем, что я живу настолько открыто, насколько я могу, не скрывая кто я, отказываясь от прятанья в шкафу и отказываясь от ложного чувства комфорта, которое может возникнуть от ассимиляции и от попыток соответствовать принятым нормам.
Читать далее

Синтия Ким: «Мифы о притворстве»

Источник: Musings of an aspie

Чаще всего, аутизм является невидимой инвалидностью. У нас нет никаких подходящих для всех нас специальных средств передвижения. Не существует специальных технологий, специального языка и служебных животных, которые подходили бы всем аутичным людям. Некоторые из нас используют специальную аккомодацию, в то время как другие, как может показаться, внешне кажутся неинвалидами.

Но так ли это на самом деле?

Если вы аутист, то вы, вероятно, довольно быстро распознаете других аутистов по различным внешним признакам. Возможно, они стимят или используют альтернативную коммуникацию, или, может быть, их язык тела похож на ваш, а возможно, они постоянно носят наушники с шумоподавлением. Об этом говорили многие из нас.

Я знаю, как это обстоит у меня. Наиболее очевидные отличия – это атипичный язык тела и отсутствие зрительного контакта. Иногда мой голос звучит довольно странно – он слишком ровный, или слишком громкий, или слишком неразборчивый. А иногда он вообще исчезает. И если ни один из этих признаков меня не выдаст, то это лишь вопрос времени до первого неблагополучного социального контакта.

Хочу еще раз заметить, что я прожила всю свою жизнь, думая, что я умею «вписываться» в общество. Что моя инвалидность очень хорошо спрятана.
Читать далее