Я аутичный человек, и вот 5 советов о том, как вы можете поддержать меня на работе

Автор: Элейна Лири Переводчик: Валерий
Источник: Everyday Feminism
GettyImages-649988788-1024x683.jpg
На фото — персона работает из дома на компьютере

Я никогда не забуду, что я чувствовала, когда моя начальница рассказывала об одной аутичной исполнительнице. Она рассказывала о том, какая она одаренная певица, хоть и социально неловкая, а потом заметила что-то вроде «Но она же аутистка, верно?».

Я помню, что подумала после этого: «Она и меня считает такой же? Есть ли мне вообще место на этой работе?» В отличие от многих аутичных людей, у меня обычно возникает проблем со зрительным контактом. Но до конца этой встречи я сидела, уткнувшись в свои записи, боясь взглядов людей, и выбежала из комнаты как только она закончилась.

Никто из моего окружения не знает, что я аутичная, если только кто-нибудь не удосужился раскопать мои статьи на эту тему. И чувствую, что лучше оставить всё так, как есть.

Из-за эйблистских микроагрессий, неинклюзивности, и вредных стереотипов об аутичных людях только у 14% аутичных взрослых есть оплачиваемая работа внутри их социальной среды (согласно исследованию Drexel University от 2017 года). Что неудивительно.

Около 85% аутичных выпускников вузов являются безработными, по сравнению с общим уровнем безработицы у выпускников вузов в 2.5 процента.

Хотя тогда мне было сложно об этом вспоминать, но я уже знала, что проблема не во мне. К счастью, это не была моя первая работа. У меня уже были поддерживающие руководители и инклюзивные рабочие места. И я знаю, что мне нужна среда, в которой мне бы позволяли достигнуть успеха, будучи собой.

Работодателям выгодно, чтобы их рабочие места были инклюзивными и адаптивными. Исследования показывают, что аутичные работники являются ценным ресурсом. Помимо этого, мы ведь тоже люди, и заслуживаем уважения и эмпатии.
Читать далее

Реклама

Как выжить, общаясь с аутистом. Часть 2. Об общении на работе

В прошлой заметке я писала о схожести нейрологической и культурной пропасти на примере личных отношений. На этот раз я хочу обратить внимание на отношения деловые. В книге «Дипломатия» бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер упоминает, как тщательно он и другие дипломаты готовились к встречам с иностранными делегациями, какое внимание уделялось их традициям, менталитету и даже подбору корректных слов. Все это часть дипломатической традиции – в книге информация об этом мелькает постоянно, этот подход воспринимается как нечто само собой разумеющееся.

Дэвид Рокфеллер описывает в своих мемуарах похожую систему. Как генеральный директор банка, открывающий отделения своего банка в других странах, он был вынужден работать с иностранцами, и всегда старался уделять внимание культурным особенностям своих партнеров.  Читать далее

Сериал Мост, спец-интересы и работа

Автор: Айман Экфорд
Внимание! Текст содержит спойлеры

saga_noren_bridge.jpg
Сага Норен

Недавно я закончила смотреть детективный сериал Мост, главная героиня которого, Сага Норен, считается аутичным персонажем.
И это одна из самых прекрасных репрезентаций аутичных людей в массовой культуре. Несмотря на то, что ее — насколько мне известно — не делали намеренно аутичной, ее аутичность явно заметна, но при этом она является интересной личностью. Сериал не сосредоточен исключительно вокруг ее аутизма — он посвящен ее работе, с которой она прекрасно справляется не вопреки, а, скорее, благодаря тому, кем она является.

В некоторых моментах я узнавала в Саге себя и свою аутичную жену.
Безусловно, в образе Саги есть и проблемные стороны — например, ни в одной серии не сказано, что она аутистка (несмотря на очевидность этого факта). И она показана так, будто бы жила в совершенно неэйблистском обществе. Она совершенно откровенно говорит на тему секса и на другие табуированные темы, несмотря на то, что всем нам с детства строго запрещают так себя вести. При этом она старается вести себя приемлемым образом, и когда ей указывают на ее ошибки, она старается вести себя «как принято». Но она совершает элементарные ошибки во взрослом возрасте — элементарные с точки зрения человека, выросшего в нейротипичном обществе. Это можно было бы объяснить, если бы она была компьютерщиком, писателем, ученым или занималась любой другой работой, которая мало связана с общением с людьми. Но она училась в полицейской академии, и каким-то образом при всей своей наблюдательности смогла при этом «избежать» малейшего понимания доминирующей культуры.

Кроме того, Сага довольно сильно смахивает на стереотипный образ аутичного человека — на таких аутичных людей, о которых чаще пишут в учебниках, то есть на большинство аутичных парней. У нее очень сильно развита алекситимия, она очень мало говорит о чувствах и отношениях и ей сложно притворяться нейротипичной.
Читать далее

История Марсианки

Марсианка (псевдоним 40 летней аутичной женщины-химика из Санкт-Петербурга)
Интервью изначально взято для журнала Wonderzine, но не было опубликовано из-за самодиагностики автора

mars-main
Фото Земли и Марса

О диагнозе:  Официального диагноза у меня нет, я самодиагностированная. Заинтересовалась аутизмом после 30 лет, когда у меня появились дети. Про детский аутизм у нас информации больше, я стала чаще с ней сталкиваться и узнавать во многих описаниях себя и своего сына. К получению официального диагноза я не стремлюсь (хотя и не отказалась бы).

 

О семье: В семье от меня требовали, чтобы я хорошо училась и не спорила со старшими. Меня считали нормальной девочкой: умненькой — но нервной, стеснительной и капризной. Я была болезненной физически, всё списывали на это. Сложнее всего было с едой: концепция “надо есть все, что дают” плохо совмещалась с сенсорной чувствительностью. Дома после одного-двух случаев рвоты от меня отстали, а в гостях было сложнее.

О стимминге: Чаще всего верчу что-то в руках. Использую чтение в качестве одновременно визуального стимминга и способа избегать контакта глазами.

Читать далее

Дикая идея

Вот вам дикая идея:
Возможно, нейротипикам надо перестать пытаться учить аутичных людей как «заводить друзей» и «вписываться в офисную жизнь», пока нейротипики сами не поймут многогранность и нюансы естественного для нас социального поведения.

То, что вы можете так себя вести, не значит, что вы должны это навязывать, мой нейротипичный друг.

_____

По материалу:
https://www.facebook.com/autisticacademic/posts/1537397062980293?pnref=story
На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России.

Я не могу болтать с людьми на работе, и из-за этого мне не дают повышения

(Примечание администрации сайта-переводчика: Подобные проблемы очень часто встречаются у аутичных людей)

Источник: Ask a manager  Автор: Элисон Грин   Переводчик: Валерий Качуров

Читательница New York Magazine описала свою проблему:

«Я работаю в юридической сфере. Я не юрист, но мне нравится то, чем я занимаюсь. Эта работа прекрасно подходит для меня, потому что мне нравится работать с мелкими деталями. Просто оставьте меня в комнате наедине с кучей документов, ноутбуком, и неотсортированными файлами, и я буду счастлива как улитка, анализируя и организуя эти данные. Для других такая работа кажется скучной и изолированной, но для меня это просто нирвана.

Я определенно интроверт, и взаимодействие с людьми отбирает у меня энергию. Я могу сыграть некоторую социальную роль, если это нужно. Например, у меня неплохо получается брать интервью, и какое-то время я могу этим заниматься. Но я определенно не болтливый и не общительный человек. Даже когда я беру у кого-то интервью, то чувствую, что веду себя неестественно, потому что я могу быть такой только 1 или 2 часа в неделю, но не все 40 часов.

Читать далее

Что же особого в «особых интересах»?

(Внимание: Информация в этом тексте может распространяться на всех аутистов,  а не только на людей с синдромом Аспергера)

Источник: Musings Of An Aspie
Автор: Синтия Ким

Прежде всего, я хочу заметить, что ненавижу выражение «особый интерес». Оно формирует упрощенное и покровительственное отношение к аутичным интересам. Когда я его слышу, то сразу же вспоминаю свою старую крупную тетку, которая смотрела через мое плечо на мою коллекцию марок, и говорила:
— Ну, в них же нет ничего особенного.

Мне гораздо больше нравится слово «одержимость», или, если это определение кажется вам слишком радикальным, то лучше говорить «специальный интерес». Но в англоязычных сообществах, связанных с РАС, чаще используется термин «особый интерес», и поэтому я решила использовать его в этом тексте, хоть у меня каждый раз сжимается сердце, когда я его пишу.

ОК, а теперь, после этого лингвистического отступления, давайте обсудим тему, которую так любят многие аспи: давайте поговорим об особых интересах. Согласно критериям диагностики синдрома Аспергера по DSM-IV, многим аспи свойственна: «Деятельность по одному или более стереотипному и ограниченному интересу, который является аномальным или по интенсивности или по направлению». Это является одним из критериев диагностики.

Думаю, вы обратили внимание на два слова из этих критериев: интенсивность и направление. Особый интерес может представлять собой интенсивный  интерес к определенной области (архитектура), или более узко сфокусированный интерес (цистерцианские монастыри середины 12 века). Как правило, узко сфокусированные интересы также являются очень сильными, но при этом особый интерес не обязательно должен быть узким. Читать далее