Разница между сенсорной чувствительностью и неприятием чего-либо

wiring.jpg
Разноцветная игрушка

Источник: Musings of an aspie
Автор: Синтия Ким

Я не люблю фисташки.
У меня повышенная сенсорная чувствительность к яркому свету в темной комнате.

Какая разница между этими двумя явлениями? Я могу есть фисташки, если надо. Мне это неприятно, но если мне принесли что-то, в чем (или на чем) есть фисташки, я могу съесть это без негативной биологической реакции.

С другой стороны, я не могу смотреть телевизор или сидеть за монитором в темной комнате. Яркость экрана вызывает очень неприятные ощущения, и это вызывает у меня инстинктивную реакцию отвернуться от экрана или закрыть глаза. Когда мы с мужем ночью смотрим телевизор, мне нужно, чтобы был включен не очень яркий свет, чтобы снизить контраст между яркостью экрана и темнотой комнаты. Без этого мне придется постоянно щуриться, и у меня быстро разболится голова.

Я знаю об этом, потому что, как и в случае с майкой, я пыталась «привыкнуть» к тому, чтобы смотреть телевизор в темноте.
Читать далее

Реклама

Сенсорная чувствительность и нетипичная система сенсорного восприятия

Источник: Musings of an aspie
Автор: Синтия Ким

shirt
Футболки, нарисованные на досках

Когда-то у меня была футболка, которую мне очень хотелось носить. Это был сувенир из поездки на Гаваи. Цвет футболки, материал, из которой она была сделана, размер, дизайн — все было подобрано просто идеально. Это была моя любимая новая футболка. Не считая одной детали.
У нее на воротнике была прошита крошечная нитка, которая задевала мою шею. Нитка была такой маленькой, что я не могла ее разглядеть. Я отрезала ярлычки и все заметные стежки, но эта мелкая нить никуда не делась.

Поэтому я решила к ней просто привыкнуть. Я старалась притвориться, что этой мерзкой пластиковой нитки попросту не существует. Если она слишком мала, чтобы ее заметить, значит я могу ее игнорировать!

Я пыталась это сделать. Я правда пыталась.

Я надевала футболку на другую летнюю майку и старалась носить ее хотя бы раз в неделе. Материал становился мягче после каждой стирки, и из-за этого мне хотелось еще больше привязаться к этой футболке. Это была одна из самых удобных моих футболок. Ситуация была такой абсурдной — идеальная футболка за исключением одного крошечного шва.

У меня возникло странное смешанное отношение к этой футболке. Я не хотела, чтобы нитка одержала надо мной верх. Это было очень важно. Иногда я носила футболку целый день, упрямо игнорируя, как она задевает шею, когда я поворачиваюсь то так, то этак. Иногда я носила ее вначале дня, после чего кидала футболку в стиральную машину, и с облегчением вздыхала, надевая что-то более удобное. Ту футболку, с которой нормально срезали ярлычок.

Это продолжалось годами. Я носила футболку с ниткой, несмотря на то, что из-за нее шея чесалась и горела, и потом я весь день бессознательно тянулась к воротнику. Я носила футболку до того дня, когда я наконец признала, что никогда не привыкну к нитке. Когда я положила гавайскую футболку в мешок для пожертвований, мне казалось, что я признаю поражение. Нитка — такая маленькая, что ее невозможно заметить — одержала надо мной верх.
Читать далее

Ошибки при воспитании аутистов 

Автор: Аноним
Я думаю, что стоит начать с момента восприятия. Какой будет реакция большинства родителей на диагноз «синдром Аспергера»? Неполноценный, больной ребенок, которого нужно во что бы то ни стало переделать, «исправить». Отчасти я их пониманию — любое неизвестное, неконтролируемое событие вызывает страх. Необычное выражение звучит как приговор, вспоминаются страшилки из фильмов, отсутствие информированности добавляет масла в огонь. «Мой ребенок не будет говорить? Он родился умственно отсталым? Или жестоким психопатом, не способным на чувства? На меня повесят ярлык плохой матери? Мне до старости придется его опекать?»

Мы видим, что такое отношение появляется под влиянием многих факторов: базовых свойств психики (страх перед неизвестным), потенциальным общественным осуждением, предположительным низким социальным статусом, отсутствием компетентности.

Как обстоят дела на самом деле? Диагноз синдром Аспергера — не приговор, и он даже не тождественен интеллектуальной инвалидности. Дети с синдромом Аспергера, чаще всего, имеют обычные умственные способности, но при этом свои особенности в восприятии и переработке информации, которые имеют как положительные, так и отрицательные стороны.

Читать далее

Аутизм и общение

Автор: Аноним

В этом посте я хочу обозначить трудности с которыми сталкивалась я, и что нужно сделать, чтобы избежать непонимания. Рекомендации подходят не только для аутичных людей, и могут использоваться как замена традиционным цветам, конфетам, «ухаживаниям».

Я воспринимаю входящую информацию слишком буквально. Это не издевательство, не глупость — это факт. Я могу выучить фразеологизмы, метафоры, но трудности все равно возникают, особенно когда слово используется в нетипичном контексте, например «сделать из себя человека», или слово «любовь». Для меня это слишком общие термины, не несущие конкретного смысла. Вдобавок, некоторые фразеологизмы и метафоры допускают двусмысленной, многозначительность трактовок, и могут быть восприняты либо как бессмысленные, либо уничижительные.
Что нужно сделать? Давать простые, емкие определения, не требующие дополнительных уточнений, а если уточнения требуются, отвечать без перехода на личности.
Чего делать не надо? Переходить на личности, оскорбления. Это не прихоть — так устроен мой мозг. Даже если вы будете орать во всю мочь, более понятным контекст для меня от этого не станет. Не тратьте, пожалуйста свои и чужие время и силы.
Читать далее

Почему аутист не откликается на имя

Автор: Алина Годжи
Человек не откликается на имя, не реагирует, когда с ним пытаются заговорить, ”игнорирует”, как будто не слышит (при том, что достоверно известно, что со слухом полный порядок) и т.п. – об этом часто говорят, как об одном из признаков аутизма.

Но что за этим стоит? Почему же он не откликается?

Не откликается, потому что не слышит (спасибо, Капитан Очевидность).

А теперь о том, почему не слышит. Читать далее

Сенсорная перегрузка, личный опыт

Автор: Алина Годжи

Sensory_overload_04 (1)
Иллюстрация, нарисованная автором. Лицо человека на разноцветном фоне. В голове у человека — разноцветные квадратики.


Известно, что аутист иначе воспринимает информацию: от деталей к целому. Если нейротипичному мозгу достаточно всего нескольких опорных признаков для того, чтобы составить представление о целом, и уже потом, если есть необходимость, он может исследовать это целое, углубляясь в детали. То аутичный мозг не фильтрует входящую информацию, а обрабатывает ее всю. Перед тем, как сделать обобщение, аутист должен переварить в голове огромное количество деталей.

Мой мозг работает так же, хотя обычно я этого не замечаю. Если я попадаю в новое место или в новую ситуацию, мне нужно чуть больше времени, чтобы сориентироваться, я ощущаю это просто как кратковременное замешательство.

Но в моменты сенсорных перегрузок я огребаю это «счастье» по полной! Мир в прямом смысле распадается на пиксели.

Недавно мы с сыном оказались на городском празднике в парке. Звуки музыки, разговоров, смеха, вспышки света, движения людей — все это навалилось разом, и меня накрыло.

Передо мной сотни людей, я вижу их всех одновременно, но при этом каждого в отдельности. Не знаю, как это объяснить, но я напрягаюсь изо всех сил, а люди не сливаются в толпу, я продолжаю видеть каждого отдельного человека. Особенно движение. Ноги, руки. Я вижу каждый шаг каждой ноги, взмах каждой руки. Я слышу миллион разных звуков, но не могу соединить их, услышать обычную какофонию городского праздника. Музыка справа, музыка слева, смех, речь, стук каблуков по асфальту — я слышу это все одновременно, но при этом по отдельности. Как будто у меня миллион ушей, и каждое ухо слышит свой звук. 

Само по себе это состояние не является неприятным. Если со мной рядом человек, которому я полностью доверяю, я просто вцепляюсь в его руку и плыву по течению.

Но если в состоянии сенсорной перегрузки мне приходится о чем-то думать (куда идти, что говорить, где мои спутники, что происходит, как ни в кого не врезаться), вот тут и начинаются проблемы. Я пытаюсь соображать, а мозг завис и не отвечает. Дальше паника, истерика…

А в этот раз я была одна с ребенком, и мне приходилось держаться. Я видела его немигающие глаза и расширенные зрачки, но он был спокоен, он доверял мне и просто плыл. Я взяла его за руку и пошла прямо. Единственное, что я могла удержать в своем перегревшемся мозге, это необходимость сжимать ладонь и переставлять ноги. Наверное, я шла, как таран, врезаясь в людей. Я не помню. Я даже не знаю, как долго мы шли. Мы вышли в тихое место, на набережную, и через пару секунд я пришла в себя. Обняла сына и разревелась.

 

Я не злюсь, мне просто страшно

(Внимание: Текст может быть сложным для восприятия некоторым людям с алексетимией)

Источник: Michelle Sutton Writes  Автор: Мишель Сеттон

screen-shot-2017-08-25-at-1-33-45-pm.png
Силуэт лица на черном фоне. Рядом с ним надпись на английском: «Я не злюсь, мне просто страшно»

— Кажется, это тебя злит.

Как часто я слышу эту фразу!

— Почему ты такая сердитая?
Мне кажется, этот вопрос довольно обоснован. Я повышаю голос. Говорю более жестко. Язык тела явно не является спокойным.

Видите ли, в такие моменты вокруг столько всего происходит, что мне сложно об этом говорить. Иногда я нахожу силы на то, чтобы сказать что-то короткое, например: «мне это не нравится», «все, достаточно!», «это слишком тяжело», «стоп».

Иногда я вообще ничего не могу сказать, и просто молчу. Я знаю, что моя челюсть при этом сжата, а плечи напряжены. Я могу уйти, или остаться сидеть тихо, неподвижно, храня молчание.

Читать далее