Поговорим о фиджет-спиннерах и тенденциях

Источник: Yes, That Too
Автор: Элис Хиллари
Переводчик: Валерий Качуров Переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России

Фиджет-спиннеры стали модными. Поэтому выражать свои умные мысли о спиннерах тоже стало модно. Всё как обычно, не так ли?

С одной стороны люди говорят, что спиннеры — это просто игрушки (правда), что это просто хайп (правда), что они отвлекают некоторых людей (правда), что нет исследований, показывающих, что их использование улучшает концентрацию (правда), и что они не имеют отношения к проблемам доступности для инвалидов (неправда).

С другой стороны люди говорят, что спиннеры помогают сконцентрироваться некоторым аутичным людям и людям с СДВГ (правда), что отсутствие доказательств вызвано отсутствием исследований, и это не может быть аргументом против тех людей, которым спиннеры действительно помогают (правда), и что мода на спиннеры среди нейротипичных школьников — это плохо (неправда), потому что из-за этого спиннеры запрещают (по-разному). Я также видела и более утонченные взгляды, как правило, у инвалидов, но в целом такова позиция двух конфликтующих сторон.

Я хочу показать тенденцию того, как обычно идут обсуждения о доступности, особенно в контексте образования:

1) Инвалидам требуется какая-то вещь по причинам доступности.

Читать далее

Неудобные

Источник: Yes, That Too
Автор: Элис Хиллари

Одаренные ученики являются неудобными. Они занудны, и зачастую их занудство кажется невыносимым. Они хотят знать, как все устроено, а не только понимать то, что вы делаете. А некоторые из них одарены в одной конкретной области, которая не влияет на другие аспекты жизни, и они тащат эту область в другие аспекты жизни.

Ученикиинвалиды тоже неудобны.
Вне зависимости от типа инвалидности.

Ученики, которые передвигаются на инвалидных колясках, занимают слишком много места в классе.

Незрячим ученикам нужны тексты со шрифтом брайля, или специальные электронные устройства для чтения, а иногда и то, и другое.

Из-за того, что их инвалидность видима, потребностям этих учеников уделяют внимание, и для них стараются что-то сделать (это не всегда что-то хорошее, но иногда бывают и исключения).
Читать далее

Терапия психических расстройств и аутичные клиенты: Когда клиницисты видят только аутизм

Источник: Ollibean Автор: Джуди Эндоу
Переводчик: Валерий Качуров; Переведено специально для проекта Нейроразнообразие в России

Рассмотрим пример, когда врачи думают, что во всех симптомах виноват аутизм.

Элайна — 9-летняя аутичная девочка, которая учится в четвертом классе. Она работала по визуальному расписанию, описывающим ее день, которое включало в себя несколько уроков, наряду с речевой терапией и трудотерапией. У нее были две подруги, с которыми она сидела на обеде и играла на перерывах. Дома Элайна и ее восьмилетний брат выполняли домашние обязанности, обсуждали прошедший день во время обеда, а в выходной ходили в церковь.

Внезапно Элайна начала бить людей. Сначала она случайно ударяла своих учителей. В течение нескольких недель она стала бить своих сверстников в школе, родителей и брата дома. Ее семья перестала ходить в церковь, потому что Элайна не могла посещать воскресную школу, когда один из ее родителей не был рядом и не запрещал ей бить других детей. По сути, жизнь Элайны начала сужаться, потому что родители перестали выпускать ее в общество.

Читать далее

Решить задачу указанным способом?

Автор: Айман Экфорд
Одна из основных проблем нашей системы образования заключается в том, что взрослые навязывают детям определенные методы решения школьных задач, вместо того, чтобы позволить им достичь поставленной цели любым удобным для них способом.

Система обучения иностранным языкам основана на усредненной методике, которая подходит далеко не всем, но которую всем надо осваивать, чтобы выучить то, что возможно выучить и без нее.

На уроках родного языка правила, которые якобы нужны для того, чтобы писать грамотно, должны осваивать даже те, кто может писать грамотно и без них.

На уроках математики детей просят решать задачи заранее установленным методом, даже если до этого детей учили пятью различным способам решения этой задачи, и самостоятельно ученики могут додуматься еще до пары-тройки способов.

Анализируя историю и международную политику, ученики и студенты должны описывать то, что они изучают, в рамках определенной системы и определенной теории.

Подобная система «обучения» может сломать даже тех учеников, на которых мало влияет доминирующая культура, и которые склонны думать самостоятельно.
Вот две основные проблемы, которые могут возникнуть из-за подобного обучения.
Читать далее

Пресловутые «жизненно необходимые навыки», о которых все говорят

Источник: We Are Like Your Child
Автор: Кара Лайбовитц

Я хочу вам кое в чем признаться.

Я не могла самостоятельно мыться, пока мне не исполнилось шестнадцать.

Примерно до четырнадцати лет я не могла полностью самостоятельно чистить зубы.

Я впервые постирала белье только когда мне пришлось это делать в первые выходные в колледже.

Я впервые отрезала кусочек сыра прошлым летом (когда мне было двадцать).

Я никогда не училась «жизненно необходимым навыкам». Из-за того, что у меня нет интеллектуальной инвалидности, и я не считаюсь «тяжелой» аутисткой (на самом деле, моя «официальная» инвалидность – церебральный паралич, хотя я считаю себя нейроотличной, и у меня есть некоторые повреждения мозга, связанные с ЦП, из-за которых в некоторых вопросах я похожа на аутистку) я не училась в школе, в которой есть классы для обучения этим самым жизненно необходимым навыкам. Более того, я училась в «продвинутых» классах и классах для одаренных, и все специалисты по специальному образованию махнули рукой на мои проблемы, сказав: «Кара такая умная, что у нее все будет в порядке!». Казалось, что на каждой встрече по составлению Специальной Программы Ученика-Инвалида все только и делают, что восхваляют мой интеллект.
Читать далее

Работы, которые сделали меня тем сторонником Прав Молодежи, которым я являюсь

Автор: Кейтлин Николь О’Нил
Источник: The Youth Rights Blog

До того,  я узнала о существовании движения за Права Молодежи, я хотела прочитать на эту тему какие-нибудь книги. Помню, как в старших классах я напрасно искала на Amazon книги, которые позволили бы мне по-новому взглянуть на вопросы детства и прав молодежи. Тогда я еще не знала, что большая часть лучших книг на эту тему уже не переиздается, и их трудно найти. И я не знала, как найти другие, не книжные, полезные ресурсы о Правах Молодежи.

Вот почему я хочу познакомить своих читателей с работами по теории Прав Молодежи, которые повлияли на меня, позволив мне стать тем философом и писателем, работающим с правами молодежи, которым я являюсь. Надеюсь, что вы поищите эти работы, и они окажут влияние и на вас.

Первая книга, посвященная правам молодежи, которую я читала, была книга Ричарда Фарсона (Richard Farson) Birthrights. Психолог и отец пятерых детей, в 1970 годы Фарсон стал радикалом среди сторонников радикального движения за освобождение детей (как его часто называли). Я перечитывала эту книгу несколько раз. Книга написана простым и понятным языком, что делает ее доступной для людей всех возрастов из самых разных социальных групп. И это самый радикальный и всесторонний призыв к освобождению молодежи, который я видела на бумаге. Когда я впервые прочла Birthrights, книга показалась мне одновременно очень простой и ошеломляющей. При этом я была поражена богатством теории. Фарсон указывал на связь между освобождением молодежи и освобождением женщин, цветных людей, ЛГБТ-людей и людей с инвалидностью.  Сейчас эти идеи актуальны так же, как они были актуальны в 1970-е.  Эту удивительную книгу обязан прочесть каждый сторонник Прав Молодежи.

Читать далее

Бремя доказательств

Источник: Demand Euphoria

Учителям математики наплевать на то, что вы знаете правильный ответ. Их волнует только то, умеете ли вы доказывать то, как вы этот ответ получили. Вот пример, иллюстрирующий эту разницу:

Я помогала одиннадцатилетнему школьнику делать домашнее задание по математики. Нам надо было найти наибольший общий делитель (НОД) для 11 пар чисел. Ученик по-настоящему хорошо в этом разбирался. На самом деле, он вычислил НОД для всех 11 пар в уме, меньше чем за одну минуту. Это должно расцениваться как нечто хорошее. Ведь это означает, что он «знает» тему. Вперед к следующей теме! Правильно? Нет, подождите-ка… А что насчет «проверки знаний»? Насчет «демонстрирования работы»? Да, правильно, даже если ребенку не надо выполнять никакой работы для того, чтобы получить ответ, он обязан написать о какой-то работе. И не просто о «какой-то работе». Он должен написать очень много.

Итак, вот пара чисел (60, 18) и 6 является НОД для этой пары. Мой маленький друг понял это сразу, просто глядя на числа, как любой другой человек, который хорошо знает эту тему. Но он не может записать «6» и двигаться дальше, он должен написать следующее:
18 60
^ ^
6 3 6 10
^ ^ ^
2 3 2 3 2 5

18 = 2*3*3
60 = 2*2*3*5

В обоих числах есть общие множители 2 и 3, значит НОД = 2*3 = 6
Задание, которое можно было выполнить за одну минуту, превратилось в час ненужной писанины. Он должен описывать этот «процесс получения ответа» снова и снова, одиннадцать раз, потому что считается, что только так он может доказать, что знает этапы решения задачи. Даже если он не использует эти «шаги решения задачи», и может получить ответ и без них! Я бы не придумала лучшего способа, с помощью которого можно было бы убедить ребенка в том, что математика является чем-то скучным, тяжелым и выматывающим.

Читать далее