Не изолируйте себя от сообщества

(Примечание переводчика: Подобные ситуации не менее часто встречаются в еврейских школах на пост.советском пространстве)

Автор: Ари Нейман
По материалу: Sometimes a Lion

Молодые люди с инвалидностью не могут нормально учиться в Jewish Day Schools – (довольно распространенная проблема во всех подобных заведениях, в том числе в Европе и на постсоветском пространстве – прим. переводчика). Настало время сосредоточиться на инклюзии – и выразить протест скептикам, которые говорят, что инклюзия невозможна.

В февраля еврейское сообщество отметило Месяц Информирования и Инклюзии по Вопросам Инвалидности Disability Awareness and Inclusion Month (JDAIM). Это ежегодная возможность заявить о нашей готовности работать над полным включением евреев с инвалидностями во все сферы жизни нашего сообщества. В этом направлении еще нужно проделать множество работы, и последние мероприятия показали, что не все местные еврейские общины готовы этим заниматься.

Отмечая начало этого месяца, раввин Митчел Малкус, директор престижной еврейской дневной школы Charles E Smith, опубликовал пост на школьном веб-сайте. В начале этого посте коротко говорилось о JDAIM, а затем рабби коротко написал, что родители должны лучше анализировать свои ожидания, приведя в качестве примера притчу о родительнице, которая «искренне понимала, что школа делает все возможное чтобы его дочь смогла там учиться… [и] после нескольких лет размышлений позже поняла… что было бы гораздо лучше, если бы она выбрала для своей дочери специальную школу со специальными ресурсами».

Читать далее

Реклама

Пожалуйста, не забудьте в начале учебного года обсудить со своими детьми вопросы инвалидности 

AQiH8qNN3Bg

(На картинке изображено множество разных по полу и расе улыбающихся людей, раскрашивающих всё вокруг цветными красками, а в середине картинки — мальчик на инвалидном кресле, занимающийся тем же самым)

По материалу: The Mighty

Уважаемые родители.

Заканчивается всеми любимый период летних каникул и начинается новый учебный год. Надеюсь, вы с детьми прекрасно провели время, и теперь ваши дети готовы вернуться в школу. Когда вы захотите обсудить с ними такие темы, как этикет, школьные правила и выполнение домашних заданий, пожалуйста, не забудьте проговорить с ними об инвалидности. Просветите их на эту тему, и скажите, что они должны быть открыты к дружбе с детьми с инвалидностью. Я прошу вас об этом, как человек с церебральным параличом и как специалист по специальному образованию.

Родители обычно рассказывают своим детям, как общаться с незнакомцами, почему важно не забывать об этикете, что делать, если над тобой издеваются в школе и как быть хорошим учеником. Но при этом детей редко учат тому, как нормально воспринимать инвалидность, им редко говорят, что совершенно нормально дружить с инвалидом — что не так важно, какие инвалидности есть у друга, и есть ли они вообще.
Вы можете считать, что ваш ребёнок не способен превратить кого-либо в изгоя и никогда ни над кем не издевается. Хочу заметить, что это возможно, но даже если это не так — даже если ваш ребёнок делает подобные вещи, -это не делает его «плохим»- он может быть просто не готов противостоять сверстникам, которые принуждают его вместе с ними смеяться над кем то, кто отличается от большинства детей. Вашему ребёнку может даже показаться, что вы будете хуже к нему относиться, если он будет дружить с кем-то «странным». Поэтому подобный разговор очень важен.
Читать далее

16 проблем с обучением, которые возникли у меня после школы

Автор: Айман Экфорд

Школа учит учиться, — говорили мне взрослые, убеждая меня в том, что я должна ходить в школу. И игнорируя тот факт, что учиться я умела всегда.
Какой бы темой я ни интересовалась — историей семьи Рокфеллеров, сицилийской мафией, комиксами W.I.T.C.H или уходом за младенцами, я погружалась в эту тему «с головой». Изучала все, что только могла найти. Готова была читать и говорить о ней часами, не испытывая усталости. И, конечно, очень быстро превращалась в эксперта.
Я до сих пор помню практически все, что узнала благодаря своим специальным интересам. Но я напрочь забыла школьную программу по подавляющему большинству предметов. И дело даже не в том, что эти знания мне не пригодились в жизни, а то, что благодаря стрессу, который я испытывала в школе, они теперь связаны с психологическими проблемами, и мой мозг просто отказывается иметь с ними дело. И, что самое неприятное, после школы все, что связано с обучением в «школьном» направлении, воспринимается мною как опасность, ради спасения от которой мой разум насылает на меня отупение.

Раньше я уже писала о том, как «социализация» в обычной школе чуть не убила меня (в буквальном смысле), лишила чувства безопасности и мешала развитию социальных навыков.

Теперь я хочу написать о том, как «обучение» в обычной школе значительно ухудшило мою память и когнитивные способности.

Вот 16 самых явных проблем с обучением, которые возникли у меня благодаря «инклюзии» в школе. Думаю, это будет отличным примером того, почему запихивание ребёнка-аутиста в обычную школу не является инклюзией, и почему те, кто занимаются настоящей инклюзией, считают важным внимательное отношение к когнитивным особенностям ребёнка. Как и того, почему опасно перегружать ребёнка — любого ребёнка — школьными занятиями.

1. Только в школе у меня начались проблемы с восприятием прочитанного. Я могла прочесть несколько страниц, не понимая, что я читаю, или забывая об этом спустя несколько дней.
Читать далее

Об ответах у доски

Автор: Записки Радужного Дракона

Я могу вечно говорить о проблемах и недостатках современного российского школьного образования, но в данной статье хочу обратить внимание на обязанность отвечать у доски. На мой взгляд, нет ничего более способствующего развитии социофобии, низкой самооценке и многим другим травмам психики, чем мучительные попытки сосредоточиться и назвать правильный ответ на глазах у десятков детей, когда ты понимаешь, что на тебя ПЯЛЯТСЯ и тебя это бесконечно нервирует. Добавьте к этому возможное давление со стороны взрослого человека, от которого в любой момент может последовать публичное порицание за то, что «не выучил», «ленивый», «тупой», «долго думаешь», и кара в виде двойки. Насколько эффективен этот способ обучения, и главное — зачем это вообще нужно? Искусство публичных выступлений — отдельный навык, требующий долгого обучения и тренировок. Недаром риторика, актерское мастерство и прочее подобное искусство с давних времен ценились как отдельное искусство и этому обучали отдельные школы. Актеры годами учатся не боятся публики и делать то, что необходимо по сценарию и импровизировать, соображая на ходу. А ведь туда идут далеко не самые стеснительные люди!
Помню, в школе я очень любила стихотворения. Но вот рассказывать их я ненавидела. Потому что надо «красиво», потому что надо «с выражением», потому что все смотрят, смотрят и осуждают. Или того хуже — смеются над тем, как я отчаянно пытаюсь вспомнить слова, которые как будто кто-то стер из головы, как будто бы я не учила ничего вообще, как будто бы все мое сознание заполнил вакуум. Стихотворение, которое знаю идеально, быстро вытесняется страхом перед учителем и грядущей двойкой, страхом, что надо мной сейчас начнут смеяться и я опозорюсь перед всем классом. Со позора начинается смех. Со смеха начинается травля. Дети часто бывают жестоки — давайте хоть в этом будем честны. Во время публичного выступления у доски вылезает напоказ то, что можно скрыть, будучи крайним учеником с третьей парты, который просто редко говорит. Да, многие дети не понимают, что у кого-то могут быть проблемы с речью, заикание, боязнь скоплений людей и другие проявления, мешающие публичным выступлениям. Они находят это смешным. Но тому, кто стоит у доски и позорится, не смешно. Ещё хуже — если у учителя не хватает профессионализма, чтобы понять ситуацию, и он начинает первый травить «нерадивого» ученика, давая «зеленый свет», чтобы это делали и остальные на перемене и во внеучебное время.

Я читала и слышала много историй от других людей, которые при, в общем-то, неплохих школьных успехах и высоких знаниях получали двойки за ответ у доски — не потому что не знали материал, а потому что банально не могли ничего вспомнить из-за стресса и давления. Как известно, когда человек напуган, ему не до решения математических задач. Для многих первым шагом в мир буллинга со стороны одноклассников стали именно провалы во время ответа у доски. У кого-то слезы, у кого-то случались нервные срывы, у кого-то заикание. И зачем причинять ученику столько вреда, зачем подвергать ещё не окрепшую психику такому стрессу, ради чего? Продемонстрировать знания можно и без публичности — письменные работы, школьные проекты, в конце концов можно тихо ответить учителю выученный материал на перемене. Почему бы нам если не отменить, то сделать это хотя бы по желанию, для тех кто хочет — а такие наверняка будут, вызовутся ради дополнительной «пятерки». К слову, в финских школах к доске вообще не вызывают, при этом (и многих других факторах) их система гораздо эффективнее, на мой взгляд.

О финской системе образования вы можете почитать тут и тут.

О «среднем ученике»

Автор: Айман Экфорд
Когда я получала плохие оценки, родители ругали меня за то, что я не справляюсь с заданием, рассчитанным на «среднего ученика».
Я из-за этого переживала. Я чувствовала а себя ничтожной от того, что не могу достигнуть даже «среднего уровня»! А потом поняла, что «средних учеников» не бывает. Невозможно соответствовать средним параметрам во всем. К тому же, вычислить «среднюю норму» на страну даже по одному аспекту — ой, точнее, школьному предмету для которого надо уметь быстро читать, грамотно писать и хорошо пересказывать- так же сложно и бессмысленно, как вычислять средний рост граждан или среднюю температуру по больнице.
Особенно когда речь идёт о детях-инвалидах, и о детях с нейроотличиями. Потому что «средний уровень» — это не значит «простой», это значит усреднённый, основанный на нормализации сразу по всем параметрам.
Ребёнок с дислексией может никогда не достичь средней «планки» по чтению, но быть значительно выше среднего по всем предметам, на которых большое внимание уделяется устной речи. Аутичный ребёнок может очень хорошо излагать свои мысли в письменной форме, но уметь рассказывать только 3% того, что знает. И как вычислить «среднее»? А главное, ЗАЧЕМ во всем дотягивать до средней планки? Не лучше ли стать лучшим — или хотя-‘бы более-менее успешным — в чем-то одном, или просто усвоить самое необходимое для жизни? Ведь большинство знаний, которые даёт школа, в жизни совершенно бесполезны. И не важно, освоишь ты их на среднем или на высшем уровне.

Инклюзия, интеграция, сегрегация

В начале нового учебного года мы решили напомнить вам о значении этих понятий с помощью картинки, найденной на просторах англоязычного интернета.

hEQIQ-hRt_0

На картинке четыре больших круга. Зеленые точки в первом большом круге символизируют «обычных» учеников. Разноцветные — учеников-инвалидов (а также представителей любых меньшинств, например, чернокожих учеников или детей мигрантов)
Обычное отсутствие инклюзии — цветные точки хаотично вынесены за большой круг с «нормальными» учениками.

Следующий круг — Сегрегация — цветные точки изолированы в специальный маленький кружочек (спец.школы) вне большого круга с зелеными точками.

Интеграция — внутри большого круга с «обычными» учениками (зеленые точки) «специальный» маленький круг с разноцветными точками (специальные классы для детей-иностранцев; система, при которой дети-аутисты вынуждены учиться «как все» с незначительной поддержкой, и поэтому не могут полностью раскрыть свой потенциал)

Инклюзия — в большом круге есть точки разных цветов (система, в которой учитываются потребности и особенности всех учеников, и поэтому в ней нет привилегированного большинства, которое принимают за норму — свой потенциал могут развить все, вне зависимости от того, к какой социальной группе они принадлежат. Это — система в которой у меньшинства есть доступ ко всей необходимой помощи, и именно эта помощь (тьютер, переводчик, меньше учебных часов), и является основой равных возможностей)

Время тестов: каково это — сдавать экзамены, когда вы аутичны

Источник: The Conversation
Автор: Ребекка Вуд

Часто говорят, что в младших классах британских школ слишком много тестов, экзаменов и контрольных. И, несмотря на то, что такое огромное количество тестов может усложнять жизнь всех детей и добавлять им всем стресса, тесты могут быть особенно трудными для аутичных детей.

Если верить статистике департамента образования (Department for Education), значительное число аутичных детей младшего школьного возраста плохо справляется с тестами. И, согласно статистике, некоторые их вообще не берут — хотя мы не можем составить полную картину из-за особенностей сбора данных для составления статистики.

Учитывая, что аутичные дети пытаются найти свою нишу в школьной системе, которая на них не рассчитана, доминирующий страх, что они не справятся с тестами, может заходить слишком далеко.

Вызывает обеспокоенность и то, какое негативное влияние это может оказать на этих детей, и насколько деструктивно в потенциале это может сказаться на остальном классе — особенно если у ребенка есть сложности с концентрацией внимания на заданиях.

Читать далее