Айман Экфорд: «О проблемах российских мейнстримных изданий на тему инвалидности»

Айман Экфорд: «О проблемах российских мейнстримных изданий на тему инвалидности»


Многие русскоязычные читатели, интересующиеся темой инвалидности, регулярно читают такие интернет-издания как Милосердие.ру, «Православие и мир» и НЕ ИНВАЛИД.RU.
Среди читателей этих изданий есть даже мои знакомые, в том числе те, кто интересуется феминизмом, правами ЛГБТ-людей и другими движениями за социальную справедливость и права меньшинств, и для меня остаётся загадкой, как они совмещают любовь к этим изданиям с пониманием правовых и социальных вопросов.

Лично я уже давно не могу читать эти сайты: слишком токсичными и эйблистскими кажутся мне большинство статей, которые там появляются. Особенно, если эти статьи просвещены вопросам инвалидности.
Разумеется, я понимаю, что русскоязычных ресурсов на тему инвалидности не так уж и много, что авторы перечисленных мною изданий неплохо понимают российский контекст и что на мою оценку этих изданий может влиять не только мой опыт аутичного человека и активиста за права инвалидов, а и культурная пропасть, которая отделяет меня от большинства жителей бывшего СССР.
Но все же я считаю свою оценку объективной и очень надеюсь, что мои замечания к российским мейнстримным СМИ, которые пишут об инвалидности, заставят их читателей по-новому взглянуть на работу полюбившихся изданий и, возможно, переосмыслить своё понимание инвалидности.
Я не надеюсь, что моя статья сможет повлиять на авторов Милосердия.ру, «Православие и мир», НЕ ИНВАЛИД.RU и других подобных изданий, но если бы это случилось, если бы я хоть немного смогла изменить их позицию, я считала бы это огромным достижением.

Итак, вот восемь основных проблем русскоязычных специализированно-мейнстримных СМИ, которые пишут об инвалидности. (Разумеется, я отмечаю лишь основные тенденции, и некоторые пункты более актуальны и распространены, чем другие, но все они, в той или иной степени, присутствуют в упомянутых мною СМИ.)

1. ОНИ СЧИТАЮТ ЖИЗНЬ ИНВАЛИДОВ ТРАГЕДИЕЙ.
Все наше существование сводится к преодолению испытаний, которые якобы послал нам Господь, к непрерывной борьбе и героизму. Большинство статей на этих сайтах превращаются в то, что активистска Стелла Янг назвала «мотивирующим порно». Это истории об инвалидах, написанные неинвалидами для того, чтобы вдохновить или растрогать других неинвалидов. В таких историях наша обычная жизнь выставляется как нечто особенно сложное и тем самым дегуманизируется. Разумеется, у инвалидов жизнь зачастую сложнее, чем у неинвалидов, но ведь и у жителей России жизнь в среднем сложнее, чем у жителей Норвегии. Тем не менее, большинство русских наверняка не хотели бы, чтобы самые простые аспекты их жизни использовались для мотивации богатых жителей скандинавских стран. Так и наши жизни гораздо более сложная вещь, чем истории, существующие для мотивации других людей

Кроме того, выставление жизни инвалидов в исключительно чёрном свете опасно, потому что при таком нарративе проще оправдать преступления ненависти против нас — даже убийство можно выставить милосердием.


2. МИЛОСЕРДИЕ ВМЕСТО РАВНОПРАВИЯ.
Истории на таких сайтах зачастую сводятся к обьективизирующим призывам «давайте поможем этим бедным-несчастным инвалидам, они без нас не справятся! Проявим же милосердие!»
Проблема заключается в том, что речь идёт не о каких-то по-настоящему «особых потребностях», а о самых базовых правах, которые есть у всех людей. О том, что нас не надо пытать в интернатах и избивать в школах, о том, что нам надо оказывать нормальную медицинскую помощь и что нам нужна инклюзивная среда для того, чтобы мы могли работать и реализовывать себя. Речь идёт о праве на работу и на досуг, о праве на образование, о праве на телесную автономию, на частную собственность и неприкосновенность жилища.
Согласно международному и российскому законодательству (а также законодательству большинства развитых стран), у нас есть эти права просто потому, что мы люди. Нас должны обеспечить этими правами ради существования самой системы права, а не ради некоего «милосердия».
Когда вопросы прав инвалидов сводят к милосердию, инвалидов тем самым выставляют некими «недолюдьми», на которых не распространяются базовые права человека и которых можно терпеть только из доброты душевной.


3. НЕПОНИМАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ МОДЕЛИ ИНВАЛИДНОСТИ.
Инвалидность — социальный конструкт, меняющийся в зависимости от общества. Он очень сильно связан с условиями конкретного общества.
Например, слышащий в мире глухих был бы инвалидом, потому что в таком мире был бы высокий уровень шума и ему понадобилась бы инклюзивная среда. Кроме того, там и вся культура была бы рассчитана на тех, кто не может слышать, и поэтому способ восприятия слышащего человека считался бы аномалией и патологией. Очень возможно, что слух в таком обществе стали бы «лечить», хотя мы понимаем, что сам слух не является заболеванием. В мире глухих слышащему человеку дали бы дать инвалидность, потому что ему нужны были бы дополнительные ресурсы, чтобы иметь те же возможности, что и другие граждане. Итак, слух — не болезнь, но он был бы инвалидностью в мире глухих. Это и есть социальная модель инвалидности, которую не понимают создатели подобных ресурсов. Для них слова «инвалидность» и «болезнь» — синонимы. Они рассматривают инвалидность как признак неполноценности, а не признак принадлежности к дискриминируемой группе/меньшинству. Авторы подобных проектов видят корень проблемы в человеке, а не в обществе. То есть, подход крайне эйблистский: без понимания того, что такое инвалидность на самом деле.

Продолжить чтение «Айман Экфорд: «О проблемах российских мейнстримных изданий на тему инвалидности»»

Айман Экфорд. Хватит критиковать свои фантазии!

Сторонники нейроразнообразия никогда не считают аутизм «милой особенностью».

Все известные активисты за нейроразнообразие признают, что аутизм — это инвалидность.

Все известные активисты за нейроразнообразие признают, что аутичных детей надо учить необходимым навыкам.

Все известные активисты за нейроразнообразие признают, что у аутистов уйма проблем от того, что общество к ним не приспособлено (этому посвящён практически каждый второй пост активистов)!

Пожалуйста, вспомните об этом в следующий раз, когда захотите критиковать сторонников нейроразнообразия. Хватит критиковать свои фантазии.

Мне уже надоело об этом напоминать!

Айман Экфорд. Давайте поговорим о самоповреждениях

Одна из наших бывших подписчиц выдумала чуть ли не целый заговор, из-за которого мы якобы игнорируем самоповреждающее поведение у аутичных людей.

Что же, давайте поговорим о самоповреждениях, о том, чем они вызваны и что с ними делать.

✅Мой младший братишка в два годика бился головой об пол, об асфальт, о металлические перегородки на детской площадке.

В конце концов мама отвела ему к врачу, и оказалось что у ребенка проблемы с внутричерепным давлением. После курса лечения самоповреждения прошли.

✅Я в подростковом возрасте грызла себе руки, билась головой об крышку стола, выбегала на дорогу на красный свет.

Причина заключалась в очень жестком цикле обсессивно-компусльивного расстройства и в религиозной травме.

✅Аутичная героиня из моей книги расцарапывала себе лицо до крови, выдергивала у себя пряди волос и билась головой об стену.

Причина в детстве: родственники не понимали ее, игнорируя ее естественный способ коммуникации и требуя от неё устной речи.

Причина в подростковом возрасте: сильные сенсорные перегрузки и давление со стороны матери, которая ее стыдила за эти перегрузки.

Образ этой героини во многом основан на опыте моих реальных знакомых.

В этих историях можно заметить три закономерности:

☘️самоповреждение у аутистов зачастую вызваны другим состоянием, не связанным с аутизмом (проблемы с давлением, ОКР, депрессия, эпилепсия и т.п.);

☘️самоповреждение у аутистов может быть вызвано качеством жизни (религиозной травмой, травлей в школе, непониманием способа коммуникации аутиста и т.п.);

☘️самоповреждение у аутистов может быть вызвано сенсорными перегрузками;

Это — самые распространенные причины. Как видите — аутизм не виноват в самоповреждениях;

Даже в последнем пункте мы говорим об отсутствии доступной среды, которое и приводит к сенсорным перегрузкам, а не об особых «аутичных чертах»!

ДЛЯ ЧЕГО «НУЖНО» САМОПОВРЕЖДЕНИЕ?

Практически всегда самоповреждение помогает человеку отвлечься от боли, неприятных ощущений или мыслей.

То есть, боль от самоповреждения человеку выносить легче, чем его причину.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ В СЛУЧАЕ САМОПОВРЕЖДЕНИЙ?

Вот несколько вариантов:

-Спокойно спросить в чем причина подобного поведения.

-Расспросить ребёнка о его самочувствии, задавая наиболее конкретные вопросы.

-Сводить ребёнка к врачу.

-Улучшить качество его жизни, дать ему больше свободы и снизить нагрузку

-Позволить ему общаться естественным для него способом; если ребёнок неговорящий и совсем не владеет АСС — и понимать что поведение — тоже коммуникация и анализировать поведение.

-Если самоповреждения начинаются при сенсорных перегрузках, избегать ситуаций, которые их вызывают; не препятствовать стиммингу; позволить ребёнку использовать инструменты, снижающие уровень перегрузки (наушники, беруши, солнцезащитные очки и т.п.); возможно — при желании ребёнка — посадить его на сенсорную диету.

Все. Надеюсь, этот пост поможет вам понять, что у самоповреждающего поведения у аутистов есть причина, и эта причина — не аутизм!

Айман Экфорд. Промывке мозгов нет оправдания

Если вы промываете своему аутичному ребенку мозги тем, что он «больной», «наказанный с рождения» и «несчастный» от того, что родился аутичным, вы — фиговый родитель.

Даже если вы сами аутист.
Даже если вы «любите своего ребенка».
Даже если вы любите писать посты о том, какой он «умненький» и «сообразительный».

Вы — фиговый родитель, потому что вы намеренно занижаете самооценку своего ребенка. Вы убеждаете его, что его способ мышления неправильный, а его личность бракована. Прекрасно, если он сможет это вынести, не покончит с собой и не сломается. И очень круто, если этот ребенок, когда вырастет, возненавидит только вас —  за то, что вы ему внушали эту фигню, а не себя.

Увы, не всем аутичным людям так везет. И родители вроде вас зачастую убивают и ломают детей своими словами!

Так что вы фиговый и опасный родитель! И этому нет оправдания.

P.S. Ничто не может послужить оправданием ЛЮБОЙ промывке мозгов — не важно, промываете вы ребенку мозгу религией, национализмом или необходимостью получения высшего образования.

Алексей Мелия и его ложь

Итак, оказалось, что обо мне есть упоминание в книге Алексея Мелии «Аутизм: 16 супергероев», изданной ЭКСМО.

Прежде всего, мне бы хотелось «поблагодарить» автора за упоминание обо мне в своей эйблистской книге, полной мифов и стереотипов об аутизме, и за то, что он не потрудился узнать о моих мотивах перед изданием книги, которая будет пропиарена во всех «либеральных» издательствах (точно так же, как не потрудился узнать, что такое «стимминг» и «специальные интересы»).

Но больше всего меня волнует другое. Обо мне написали, что мысли об ИГИЛ вызывают у меня «манию» и «возбуждение». Я гражданка страны, где террористов принято выискивать под каждым углом, а людей с ментальными диагнозами принято считать опасными.

Так что моя фраза о том, что «ИГИЛ — запрещённая в России террористическая организация» была не бессмысленным «механическим ритуалом», а вполне продуманным действием, и обосновывалась именно моим положением.

Тем более, что до этого выступления я получала угрозы от кадыровцев — которые, между прочим, пытали и убивали таких людей, как я —  из-за предполагаемой симпатии к терроризму.

Не знаю, осознает ли Алексей Мелия, насколько опасным может его заявление о моей ИГИЛовской мании, тем более что я публичная персона и оппозиционерка.

Да, я сейчас прошу убежище в Англии, но учитывая, что у меня пока нет никакого статуса, подобные заявления все ещё представляют опасность для меня и моих близких, особенно в широко растиражированный книге.

Итак, вопрос в студию — что мне делать с этим автором? Если бы мы оба были гражданами США или Великобритании, я бы подала на него в суд, потребовав публичного извинения и денежной компенсации. Что делать сейчас и как обезопасить себя от возможного влияния этой книги, я не знаю.

К первой неделе в учебном году

Источник: https://vk.com/wall-169110788_588

Вот и прошла первая учебная неделя этого года. Есть мнение, что школьные годы прекрасная пора, ведь не нужно каждый день ходить на работу и платить за жильё, однако лично я за свою жизнь вижу лишь обратное — большинство детей совершенно искренне ненавидит школу. Кто-то из-за непомерной нагрузки и отсутствия личного времени, кто-то из-за сильного давления предстоящими экзаменами, кто-то из за травли со стороны одноклассников и/или учителей.

Старшее поколение говорит: «Как можно ненавидеть школу? Школьные годы были лучшим временем моей жизни!». Но они не понимают, что во времена их молодости все было иначе. Если быть честным, то со своей основной задачей — помочь ребенку найти свой путь в жизни — школа не справляется. Куда пойти после школы? Какой институт выбрать? Этим вопросом задаются практически все. Кто-то забрасывает идею получать образование дальше, устав от давления и экзаменов, кто-то поступает на случайно выбранную специальность и жалеет об этом, кто-то просиживает 5 лет в вузе чисто ради галочки, так и не воспользовавшись полученными там знаниями. Школьники и студенты выглядят потерянными — они не знают, чего хотят, ведь у них совершенно не было времени на поиск себя. Какие уж тут хобби и анализ собственных желаний, когда все твое время занято натаскиванием на ОГЭ и ЕГЭ и выполнением бесконечных однотипных экзаменационных заданий. Да и в самом школьном процессе никого не интересует мнение ребенка, взять те же сочинения по литературе, которые пишутся все по одному образу и подобию. Да и прочитанные тобою книги никому не интересны, если они не из школьной программы. Я в школьные годы читал Стивена Кинга, Терри Пратчетта, Толкиена, Дюма, Роулинг, Лавкрафта, Зюскинда. Но кому это все нужно, если я не смог осилить заунывный «Тихий Дон». По-настоящему свободным я себя почувствовал лишь только после окончания школы, и то, я не знал, куда поступать, специальность была выбрана на уровне «пальцем в небо». В школе у меня не было времени думать над тем, чего хочу я, и сейчас я чувствую сожаление о впустую потраченном там времени, из которого я не получил ни навыков для выживания, ни умений, ни социальных связей. Все, что я умею и знаю сейчас, мне пришлось нарабатывать с нуля уже в институтские годы. И это ещё мне повезло и у меня была возможность поступить на платное, у многих и того нет!

Пока в Министерстве Образования никак не могут решить, какой ещё экзамен сделать обязательным (зачем школьникам вообще самим выбирать предметы для сдачи, верно? Давайте вообще все сделаем обязательным, чего мелочится то!) современным школьникам приходится несладко. Я можно сказать, ещё вовремя успел закончить школу, до того как начался весь этот безумный цирк вокруг ЕГЭ и ОГЭ. (Хотя и в мое школьное время было давление сильное на эту тему, но не настолько, как сейчас). Системы видеонаблюдения и заглушки для телефонов, за детьми чуть ли не в туалет уже готовы ходить, лишь бы «не списали». Это обычный школьный экзамен или съезд президентов? Они б ещё охрану с оружием поставили. Все, кто списывает, будут немедленно расстреляны! Ещё больше меня возмущает ввод устного экзамен по русскому и требования к его сдаче. Чтение вслух, серьезно? Зачем это нужно? В этом даже смысла никакого нет. А что делать людям с дефектами речи? Тем, кто страдает заиканием и прочими подобными вещами? Умники, которые это придумали, очевидно считают, что у каждого от природы идеальная дикция. А нейроотличных детей и вовсе в расчет не берут. Я не представляю, как в будущем такие дети будут сдавать этот экзамен. Предполагается, что этот экзамен должен подготовить к тому, чтобы ребенок умел формулировать свои мысли и излагать свое мнение, но почему именно устно? Лично я с уверенностью могу сказать, что завалил бы этот экзамен из за моих речевых дефектов, да и хорошей дикцией природа меня не наградила. Хотя как раз таки излагать свои мысли и рассуждать я могу. Но только письменно.

Система образования все больше и больше теряет свой первоначальный смысл. Современный школьник не знает, как платить за квартиру и где можно сделать ИНН, как написать хорошее резюме, как разбираться в людях, как отличить мошенников от честных работодателей, как лучше всего показать свои навыки и умения, чтобы на них был спрос, как дешево и полезно питаться, как не выгореть на работе, как вообще найти приятную и удовлетворяющую физические и эмоциональные потребности работу. Школа абсолютно не готовит к жизни, зато отлично готовит к ЕГЭ, которое, по сути, никому не нужно.

Исповедь стервозной девчонки


Источник: Musing Of An Aspie
Автор: Синтия Ким


Я хочу рассказать вам о том, что вы, вероятно, не ожидаете услышать от аспи: в детстве я издевалась над другими детьми.

Синие квадратики

Над многими юным аутистами (и не только юными) часто издеваются. Нас часто дразнят и достают. Так что в том, что надо мною тоже издевались в детстве, нет ничего особенного.

Вот несколько примеров того, как ко мне относились: в первом классе мне предложили дать соседским детям поиграть с моим мячиком для кикбола, и как только я последовала совету, соседские дети сразу же «передарили» мой мяч немецкой овчарке, которая бегала неподалеку, и ржали над тем, как она разрывает его на части. Несколько лет спустя дети, с которыми я ходила в бассейн, утопили мою любимую футболку в унитазе. На спине футболки блестящими буквами было выведено мое имя, так что когда ее, наконец, выловили из засоренного водопровода, все знали, кому она принадлежала. В шестом классе самый вонючий мальчишка в классе схватил меня в гардеробной и принялся целовать.

Продолжить чтение «Исповедь стервозной девчонки»

Письмо к бывшему психотерапевту. Хочу, чтобы вы знали…


Источник: AWN
Автор: . C.L. Бридж

Если вы -тот самый психотерапевт, который работал со мной, когда мне было 17-20 лет, то это письмо для вас.
Вначале я вам доверяла. Я так хотела, чтобы вы помогли мне справиться с тревожностью, которая стала настолько тяжелой, что я с трудом могла спать и есть. И я была так рада, что в моей сельской местности наконец-то нашелся психотерапевт, специализирующийся на аутизме.
И вначале вы казались таким добрым. Когда я впервые вошла в ваш офис — трясущийся, робкий подросток — вы поддержали меня, вы так мило со мной говорили и так ясно улыбались мне. Вы сказали, что обожаете работать с аутичными людьми.

Но, к сожалению, вы не долго были добрым. Хотела бы я раньше понять, что ваше добродушие было лишь маской. Вы совершенно не понимали, что такое аутизм, считали его ментальным расстройством или заболеванием, а не инвалидностью развития… То, как вы с моими родителями говорили обо мне, игнорируя меня, как будто меня не было рядом… То, как вы заставляли меня говорить на темы, на которые я не хотела говорить со словами: «да ладно, здесь же только мы»… Все эти вещи должны были дать мне понять, что на самом деле вы соверешнно не понимаете мое состояние и не уважаете мои границы.

Но я пропускала эти «красные сигналы», потому что обычно вы вели себя очень мило, и потому что вы научили меня некоторым полезным навыкам. Вы ходили со мной в библиотеку, которая находилась на другом конце улицы, чтобы я научилась сама в ней регистрироваться. Вы репетировали со мной разные разговоры. Вы побудили меня заняться волонтерством. Тем не менее, ни один из навыков, которые вы помогли мне освоить, не стоил того стресса, который вы мне причинили.

И есть так много всего, что я хотела бы вам объяснить….

Я бы хотела, чтобы вы поняли, что в стимминге нет ничего плохого. Он не мешает мне заводить друзей, учиться чему-то новому или устроиться на работу. Наоборот, он помогает мне сконцентрироваться и расслабиться, после чего мне легче справляться со всеми перечисленными выше задачами. Но при этом очень сложно сосредоточиться на происходящем и расслабится, когда психотерапевт настаивает на том, что во время выхода в свет я прежде всего должна «гиперфокусироваться на языке тела».

Я хочу, чтобы вы знали, что ни один человек не хочет, чтобы его «зацикливало» на негативном опыте. Я так много говорила о травматичных событиях (и просыпалась посреди ночи, испытывая при этом ужасную злость), потому что это был очень унизительный и запутавший меня опыт. И я упоминала о нем не для того, чтобы вас достать. И игнорируя мои слова, повышая на меня голос, и обвиняя меня в том, что я «сама выбрала быть жертвой», вы только усилили мою травму и сделали так, чтобы мне стало сложнее с ней справиться.

Я хочу, чтобы вы знали, как глупо было стараться заставить меня разлюбить Hello Kitty, и что интересы не обязаны «соответствовать возрасту», как бы вы ни были убеждены в обратном. Хочу, чтобы вы знали, что на дверях в моей университетской общаги висели таблички с изображением диснеевских персонажей, что почти у всех моих соседей в комнате валялись плюшевые зверюшки, и что я не так уж и редко, идя по коридору, видела как люди смотрят мультики.

Хочу, чтобы вы знали, что снова и снова задавая вариации вопроса: «что вы чувствуете по этому поводу?», до тех пор порка вы не получите «типичный» ответ, вы не можете помочь человеку лучше понять свои чувства. Я действительно изо всех сил старалась описывать свои реальные чувства, но по непонятной мне причине вы сомневались в моих словах. Иногда вы начинали спорить: «Нет, это мысли, а не чувства. Так как вы себя чувствуете?»
И в итоге я так сильно устала от этого вопроса, что я стала говорить то, что вы хотели услышать. А то, что вы хотели услышать, на самом деле не соответствовало моим реальным чувства.

Хочу, чтобы вы знали, что тот день, когда вы угрожали, что уйдете из-за того, что я вас перебивала, был одним из самых тяжелых дней в моей жизни. У меня как будто дверь захлопнули перед лицом! Несколько дней я постоянно плакала, у меня болела голова и я чувствовала себя такой несчастной. Конечно же, вы знали, что угроза отказа в помощи человеку с социальной тревожностью прямо посреди терапевтического сеанса была жестокой и контрпродуктивной.
Тем не менее, после этого случая я продолжала ходить к вам где-то в течение года, потому что я винила в произошедшем себя. И причина была не только в моей излишней тревожности. Причина была и в том, что многие люди, с которыми я общалась, думали, что я должна была сделать что-то из ряда вон выходящее, чтобы «такая милая леди» отреагировала на меня подобным образом.

Хочу, чтобы вы знали, что из-за вас мне до сих пор очень сложно доверять большинству специалистов в области психического здоровья.

Была ли я единственным человеком, к которому вы относились подобным образом? Вы когда-нибудь пытались заставить другого клиента отказаться от своего интереса только потому, что думали, что то, что он любит что-то «слишком детское»? Вы когда-нибудь говорили другому клиенту, что если он еще раз вас прервет, вы просто встанете и уйдете? Надеюсь, что нет, но подозреваю, что вы все-таки так делали.

И я хочу, чтобы вы знали, что вы не обязаны быть эйблистом.

Вы можете научиться с уважением относиться к стиммингу. Вы можете не обесценивать чувства аутичных людей, даже если эти чувства кажутся вам необычными и несоотвествующими ситуации, и даже если нам может потребоваться больше времени, чтобы справиться с негативным опытом, чем потребовалось бы вам. И вы можете понять, что какими бы странными ни казались вам наши интересы, они — наши, а не ваши, и не вам решать их судьбу. Вы можете научиться вести себя по-доброму даже с теми клиентами, с которыми вам сложно работать. Ведь разве не так должен вести себя психотерапевт?

Когда я пишу это письмо, я понимаю, что вы, вероятно, так никогда его и не прочтете. Но оно адресовано не только вам. Оно адресовано всем, кто работает с аутичными людьми.
Итак, специалисты, помните, что ваши слова и ваше отношение к нам обладают огромное властью!
Они могут помочь нам, а могут причинить огромный вред.
О, как же я хочу, чтобы вы это знали!


На русский язык переведено специально для проекта Нейроразнообразие.

Уважаемые нейротипичные студенты, учащиеся на психиатров и психологов!

Автор: C.L. Бридж
Источник: AWN

Возможно, сейчас вы на первом или на втором курсе. Вы сидите на лекции по общей психологии, а может быть и нет — может, вы на «специализированной» лекции. Преподаватель начинает рассказывать вам об аутизме. Возможно, вы знаете об аутизме в основном из фильмов и из социальной телевизионной рекламы с грустными, молчаливыми малышами на фоне синего кусочка пазла.

А может быть, вы психолог, психиатр или специалист по коррекционной педагогике, который хорошо знаком с аутичной тематикой. Возможно, вы даже работаете с аутичными людьми. Может быть, потому что вы привыкли заботиться об аутичном родственнике, или потому что вам внушили, что все, кто помогает аутистам — супергерои. (На самом деле, то, что вы хорошо относитесь к аутичным людям, не делает вас героем. Это просто делает вас хорошим человеком, но это уже тема для другого разговора).

В любом случае, есть несколько вещей, о которых вам следует помнить.

Прежде всего, большинство полученной в ВУЗе информации окажется устаревшей, основанной на стереотипах, а зачастую и просто на фантазиях специалистов. Два года назад я и сама училась в колледже. Я целый год изучала психологию и заодно изучила несколько учебников. Единственный отрывок из книги по «психологии для преподавателей», посвященный аутизму, был основан на теории о том, что у аутичных людей «экстремально-мужской мозг». Аутизм у женщин описывался как очень редкое состояние…. но на самом деле это не так, и мы не так уж и редко встречаемся. Да, нас непонимают и недодиагностируют, частично из-за представлений о том, что аутизм является «мужским» состоянием.
В учебнике по «патологической психологии» Ивар Ловаас выставляется первооткрывателем терапии аутизма, и при этом замалчивается то, как он издевался над аутичными детьми. Это были не единственные ошибки в подобных учебниках, но я никогда не забуду, насколько от них было плохо мне, студенту-аутисту.

Кстати, говоря о чувствах, не забывайте, что аутичные люди СПОСОБНЫ чувствовать, хотя могут выражать и обрабатывать чувства не так, как это делают неаутисты. Многие из нас также являются гиперэмпатами, хотя у нас это может проявляться не так, как это ожидается обществом. Если какой-то специалист говорит, что все мы роботы, не заинтересованные в любви и дружбе, то он неправ. Как и авторы учебника, которые пишут подобные вещи.

И, если уж говорить о Ловаасе… то вероятнее всего, вас будут учить тому, что созданный им Прикладной Анализ поведения (Applied Behavior Analysis, АВА) — это «золотой стандарт» терапии аутизма. Многие аутичные люди категорически с этим не согласны, и у многих из нас есть травматичный опыт, связанный с АВА. И я очень рекомендую вам прочесть, что сами аутичные люди говорят об АВА, а также побольше узнать о физическом и эмоциональном насилии, которое «герой» Ловаас применял к детям, с которыми он занимался «терапией».

Продолжить чтение «Уважаемые нейротипичные студенты, учащиеся на психиатров и психологов!»

Мореника Онаиву. Просто будучи собой. Посвящается моему племяннику П.

Источник: Respectfully Connected

(Внимание! Текст может быть сложен для восприятия некоторым людям с алекситимией. Также есть упоминание выкидыша, эйблизма и расизма)

Мне нравится повторять фразы. Очень нравится. Особенно строчки из песен – наверное, нет ситуации, которая не ассоциировалась бы у меня со словами какой-то песни (даже если я не произношу стихотворения вслух, потому что это не считается приемлемым поведением).

Первоначально я собиралась озаглавить этот пост «Тот, кем он является», а потом изменила на: «Просто будучи собой». Ведь… из-за скриптинга… мое сознание не может на чем-то сосредоточиться и просто так отпустить. Пришлось менять название.

Продолжить чтение «Мореника Онаиву. Просто будучи собой. Посвящается моему племяннику П.»